Санкт-Петербург Вакансий : 1088Резюме : 27
Разместить вакансию в газету
Разместить вакансию на сайте
Разместить резюме

Тест сдал!

газета «ПРОФЕССИЯ» № 25 (1158) /10.03.2010 - 12.03.2010/

Обязательной сертификации товаров в стране больше нет. Проверка качества остается на совести производителя и продавца. Но специалисты, в обязанности которых входит тестирование самых разнообразных вещей – от водки до наноприборов – остались. И живется этим профессионалам не так уж плохо.

 

В форсированном режиме

Виктор Бузуев, главный специалист отдела теплотехнических измерений ФГУ «Тест — С.-Петербург»:

- На этом стенде проверяются счетчики холодной и горячей воды, расходомеры жидкостей, в том числе нефти. Пропускается заданный объем, считается количество импульсов и вычисляется погрешность.

Это однообразный процесс, но у приборов разные погрешности, разные расходы и разные поверочные точки.

У меня важная работа. Например, завод имени Климова использует расходомеры, чтобы определять режимы работы двигателей, в том числе форсированные. Для подсчета секундного расхода в двигателе вертолета обычный счетчик топлива не подходит.

У нас работа связана с железом, с тяжестью, поэтому в основном работают мужчины.

 

Нюхаю, потом ем

Екатерина Полиектова, руководитель сектора по определению физико-химических показателей:

- Мы в основном имеем дело с продуктами питания. Мне нравится проводить аналитическую работу, осваивать что-то новое, общаться с людьми с предприятий.

Приятно проверять хорошую продукцию – нам не все равно, с чем работать. Еще интересно сличаться – это когда наша лаборатория и лаборатория предприятия изучают один и тот же образец, а потом смотрят, насколько сошлись результаты.

Люди, которые работают в аналитической химии, любят точность во всем. Но в жизни это только помогает. Рассчитываешь все более точно, чем плюс-минус 20 граммов, например, когда готовишь.  А еще я всегда сначала нюхаю, а потом ем. Это профессиональное: мы начинаем исследование с того, что осматриваем еду, а потом проверяем запах.

 

Ребятам нравится дисциплина

Ольга Устьянцева, заместитель начальника отдела тепотехнических измерений

- У нас в отделе сейчас много молодых людей – 40 процентов. Например, сейчас практику проходит девочка из ГУАП, в Университете целлюлозно-бумажной промышленности теплоэнергетиков готовят, из Политеха много ребят.

У нас, слава богу, есть возможность выбирать: резюме все время кто-то присылает.

Здесь очень современная техника, мы ежегодно обновляем поверочную базу. Я часто спрашиваю ребят, что их здесь привлекает, они говорят: «У вас интересно, оборудование самое новое».

У нас строгая дисциплина, но, оказывается, молодым людям это нравится, ребята постепенно привыкают к режиму, к ритму работы, а это вызывает интерес. Это их слова.

Молодой человек после вуза получает здесь 20-25 тысяч, это немного. Но, как правило, кто к нам приходит, уже не уходит. А ведь многие фирмы плохо относятся к молодежи. Один парень рассказывал: «Я работал в проектной организации по 12 часов, и мне за два месяца не заплатили зарплату». Вообще! Из человека выжали все, а работу не оплатили! У нас такого быть не может.

 

У нас проблем нет

Людмила Кириллова, пресс-секретарь ФГУ «Центр испытаний и сертификации»:

 

- У нас проблем с работниками нет. К нам приходят технические специалисты – работа связана с большим количеством высокоточного оборудования. На месте люди получают специализации: поверителей, экспертов.

Задача заключается только в том, чтобы люди, научившись, были с нами долго-долго.

 

Молодые не хотят руководить

 О том, почему метрологи боятся остаться без работы и от чего зависит их увольнение, корреспонденту «Профессии» рассказал заместитель генерального директора ФГУ «Центр испытаний и сертификации» Александр Иванович Рагулин.

- В метрологии какая специфика – мало институтов готовят для нас работников. Поэтому человек сразу после вуза не может сразу стать метрологом. Есть специфические виды работы, где одного-двух лет опыта не хватает.

- Какие, например?

- Например, самые старые типы измерений: линейно-угловые или массы, там нужны кропотливость, тщательность исполнения. И достаточно терпения, чтобы многократно повторять одни и те же измерения. Без этого не обойтись.

Ни один мужик на таком месте не будет сидеть, там нужны чуткие женские руки. С другой стороны, новые виды измерения – в связи, в радиолокации, программном обеспечении – требуют молодых кадров. Я сам радиоинженер, но сейчас уже не в состоянии успеть за новой аппаратурой.

- Но, насколько я знаю, на вашем предприятии нет проблем с молодежью?

- Знаете, самое трудное – не поиск молодежи. Труднее найти людей на административную работу. В советское время нормальным считался рост: инженер стремился стать старшим инженером, тот - начальником отдела. Сейчас этого нет. Молодые люди не хотят быть руководителями.

- Почему?

- Вот не знаю. Им неинтересно заниматься администрированием. У нас самая большая проблема – возрастной руководящий состав.

- И как вы ее решаете?

- Понемножку готовим смену, если что-то случится. Но сказать, что у меня за спиной много молодежи, я не могу. Все-таки 25-30 процентов от всех работников – не так много. Это, считая до тридцати пяти лет.

- Совсем неплохо по сравнению с большинством предприятий Петербурга. Получается, инженерная работа молодых людей привлекает?

- Процесс проверки достаточно интересный. Я ведь сам прошел все ступеньки – был и заместителем начальника отдела, и начальником. Так вот интереснее всего инженеру. Это работа с техникой, с приборами. Ты делаешь что-то руками и чувствуешь, что твои знания нужны людям. Тем более, моя жизнь была тесно связана с авиацией, так я знал: прибор не проверил – самолет неправильно полетит.

Но монотонная работа, например, поверка весов или гирь молодежи не очень интересна.

- А такой работы еще много?

- Сколько торговых весов у нас в городе? Несколько десятков тысяч. А бензоколонок?  У нас много рядовой работы, без которой никак.

- Раньше вы были монополистами, сейчас поставлены в условия конкуренции. Люди не боятся, что начнутся увольнения?

- Конечно, боятся. Мы хорошо живем, когда хорошо живет промышленность. Когда ей плохо, умирает и метрология. Хотя на предприятиях Сони или Панасоника до 50% работников занимается измерениями, поэтому  качество высокое. У нас же при сокращении в первую очередь убирают того, кто не участвует в  производстве. Мы потеряли много металлургических служб, то есть их сотрудники лишились работы.

Люди боятся, помнят 90-е годы, когда мы сократились в два с лишним раза.

Омоложение, конечно, нужно. Но не такими драконовскими методами.

Александр ЯЦУРЕНКО

К списку публикаций

On-line газета

RSS Лента новостей о работе
Rambler's Top100
© ООО Издательский дом "Профессия", 2014.