Санкт-Петербург Вакансий : 1271Резюме : 33
Разместить вакансию в газету
Разместить вакансию на сайте
Разместить резюме

Без лодки ты не мужчина

газета «ПРОФЕССИЯ» № 31 (1164) /24.03.2010 - 26.03.2010/

Евгений Шаров осознал свое призвание в младшей школе, подчинил ему всю свою жизнь. Но, даже став профессионалом высокого класса, признает, что проектированием яхт невозможно заработать на жизнь. Приходится посвящать любимому делу только часть рабочего времени. И все, потому что мы живем не в Австралии.

 

Яхты существуют для удовольствия

 

- Яхты существуют для удовольствия. Лично я занимаюсь гоночными парусными яхтами. По-старому я называюсь «конструктор», по-модному «яхт-дизайнер».

- Образование у вас соответствующее?

- Остался последний курс Университета водных коммуникаций (СП ГУВК), кафедра кораблестроения.

- Не обидно проектировать яхты, когда знаний хватает на создание настоящих кораблей?

- Корабли - они что? А яхты красивые. И потом это - образ жизни, я с одиннадцати лет на лодках.

- Как вы вообще этим занялись?

- Это была мечта. Сам я с Урала, у нас в городе был яхт-клуб, но развалился до того, как я окончил садик. А мне через третьи руки досталась детская яхта 2,5 метра длиной, на ней до 14 лет можно гонять. Это было счастье.

А потом она мне надоела, я  вырос, поэтому начал строить катамаран.

 

Я понял, что остаюсь

 

- Так вы и выбрали будущую профессию?

- Сначала я хотел быть моряком, даже не думал о кораблестроении. Поступил в речное училище в Перми, окончил его, но на флоте работать не стал. Захотелось обычной жизни.

- Как же вы в Корабелку попали?

- Это была интересная история. Мы с теплоходом стояли в Питере, я вышел погулять. Иду по Крестовскому острову и вижу надпись: «Водно-спортивная база Университета водных коммуникаций», а за ней алюминиевые мачты. Для Урала это круто! Это сейчас всем нужны угольные мачты, а тогда лучше алюминиевых ничего не было. Я понял, что остаюсь. Уволился с теплохода и сразу поступил в СП ГУВК.

- Так вы стали учиться. А когда началась работа?

- Первый заказ я получил на втором курсе. Но эту яхту так и не построили. Я проектировал ее полтора года, консультировался с преподавателями, с конструкторами. Многому научился, но начался кризис.

 

Не тот климат

 

- В вашей работе все зависит от заказов. Как сделать, чтобы заказчики о тебе узнали?

- Яхты - это образ жизни. Я приехал в Питер и сразу стал участвовать в гонках. А парусный мир достаточно узкий. Не знаю, как в Австралии, где у каждого своя лодка. Если ее нет – ты не мужчина. А здесь нас мало, друг-друга все знают по всей России.

- То есть вы находите работу через знакомых?

- Людей, которые проектируют яхты полный рабочий день, можно по пальцам сосчитать. Я в их число не вхожу: работаю, как правило, ночами. А днем выполняю высотные работы.

- Работы не хватает?

- В России в год строят десять лодок, из них девять по типовому проекту. То ли дело в  Австралии… А у нас климат не тот.

- У вас есть надежда, что со временем конструирование яхт станет вашей единственной работой?

- Лет через пятнадцать я, если не брошу это дело, стану ведущим специалистом. Тем более, что и они мне подкидывают заказы. Но заработать удастся только, если найму много студентов, а сам буду заниматься только креативом, как это дизайнеры делают. И то это будут не те деньги, которые мне нужны.

 

Без джакузи

 

- Трудно работать напрямую с заказчиком?

-Трудно. Он хочет, чтобы на лодке было все. А это невозможно, необходим компромисс. Хочешь быструю лодку, значит она будет некомфортной.

- И что, удается убедить клиентов?

- Я учусь этому. Был один проект, он мне радикально не нравился. Очень богатый дядька пришел, говорит: «Мне нужна вот такая лодка!» Я отвечаю: «Она будет некрасивая и плохая». Он ответил: «Хочу такую и ничего не знаю».

К счастью, этот заказчик разорился до того, как лодку начали строить.

- То есть заказа вы лишились?

- Нет, за проект деньги получил. Но я на него даже смотреть под конец не мог.

- Вы говорили, что яхты - это любовь.

- Это жизнь. Постоянная конкуренция: ты постоянно в теме, ты постоянно думаешь, как сделать лодку быстрее. Это красиво. Это спорт богатых, ты общаешься с такими людьми и иногда обходишь их на своей лодке, которая в три раза дешевле.

- Вы все время называете яхту «лодка». Это профессиональный термин?

- По-английски яхта, на которой нет джакузи это «boat», по-нашему «лодка». А если есть, это уже «yacht», собственно «яхта». Но я такие не проектирую. Даже не ходил ни разу на лодке с джакузи.

 

Друг государства

 

Большинство молодых людей считает, что карьеру стоит делать в государственном аппарате, а  не в бизнесе.

По данным фонда «Общественное мнение», меньше всего в чиновники готовы идти респонденты старше 46 лет (таких 40%) и старше 60 лет (29%).

Государственная служба более интересна для женщин, чем для мужчин: 44% против 39%. Дам привлекают гарантированный отпуск по уходу за ребенком и стабильная зарплата.

Больше всего потенциальных бюрократов проживает в Москве (45%) и селах (47%), а вот в крупных городах с населением от 250 тысяч до 1 миллиона человек их гораздо меньше — 34%.

«Быть чиновником интересно далеко не всем. В анкетах мы предлагали молодым людям от 18 до 24 лет несколько вариантов желаемого места работы, и на первое место вышел шоу-бизнес, — отмечает Валерий Федоров, генеральный директор Всероссийского центра изучения общественного мнения. - Однако сегодня желающих стать чиновниками больше, чем несколько лет назад. В 90-е годы россияне думали, что на госслужбе много денег не заработаешь, теперь они поняли, что это не так».

Спрос на портфели чиновников Федоров объясняет чисто российской спецификой: наших соотечественников интересует не сама работа, а то, что она приносит — деньги, иные материальные ценности, престиж, известность, власть. И не важно, что работа чиновника сложна и мало кому интересна, главное —  то, какие она открывает возможности.

Александр ЯЦУРЕНКО

К списку публикаций

On-line газета

RSS Лента новостей о работе
Rambler's Top100
© ООО Издательский дом "Профессия", 2014.