Санкт-Петербург Вакансий : 1058Резюме : 27
Разместить вакансию в газету
Разместить вакансию на сайте
Разместить резюме

Музей Третьякова – теперь и в Петербурге

газета «ПРОФЕССИЯ» № 32 (1165) /26.03.2010 - 29.03.2010/

Одну из комнат в квартире петербуржца Алексея Третьякова легко принять за музей. Все книжные полки уставлены искусно сделанными миниатюрными церквями с желтыми куполами – луковками и крестами из латунной проволоки.

 

 «Это моя миссия – возвращать потомкам утраченные храмы», - говорит сам Третьяков. Уже 17 лет бывший флотский офицер строит макеты деревянных храмов, давно исчезнувших с лица земли.

 

Мне голос был

Алексей Васильевич почти четверть века отслужил на флоте офицером–подводником. Ушел из армии в 1993 году – не захотел присягать Ельцину. Некоторое время работал охранником. Работу бросил ради любимого хобби. Говорит, что строить миниатюрные храмы ему повелел… голос, пришедший во сне.

- В далекой юности отдыхал с отцом на Волге, - вспоминает Третьяков. - Случайно увидел, как пионеры разбирают старую часовенку. Тогда еще мне стало обидно. А когда вышел на пенсию, приснился удивительный сон. Я снова увидел ту полуразобранную церквушку на берегу Волги, и чей-то голос свыше сказал: ты должен снова строить храмы. С тех пор и работаю… 

 

Гулливер в стране храмов-лиллипутов

В коллекции Алексея Васильевича уже почти сотня макетов. Копии давно канувших в Лету храмов Третьяков создает по фотографиям и гравюрам из дореволюционных журналов «Нива» и «Паломник». В поисках рисунков разрушенных храмов Алексей Васильевич перелопатил архивы Академии наук, городских библиотек, облазил все книжные развалы Петербурга. Пришлось обзавестись даже учебниками по архитектуре.

Глядя на созданные Третьяковым макеты, невольно чувствуешь себя Гулливером – до того точная работа. Все макеты Третьяков старается сделать максимально достоверно, с вниманием к каждому архитектурному элементу – будь то башенка, крест или колокол. Получается, как сам говорит, на 90-95 процентов. В основном делает макеты храмов масштаба 1:100, иногда даже – 1:300. Предварительно чертит эскизы от руки. Для облегчения работы освоил и компьютерное моделирование.

- Очень важно соблюсти масштаб и пропорции, - говорит Третьяков. – Если нарушить пропорции – вся красота исчезнет.

В качестве рабочего материала мастер использует разные сорта дерева – бук, дуб, красное дерево, березу. В последнее время перешел на обычный паркет, дощечки которого расщепляются и очищаются от лака. Выходит дешевле, и на качестве построенных храмов это не сказывается.

- Есть ли работы, которые вам особенно дороги? – спрашиваю я.

- Да нет, - пожимает плечами Алексей Васильевич. - Они же у меня как дети – все любимые. Никого выделить нельзя.

Обычно на макет уходит 2-3 месяца. Бывает, что приходится повозиться подольше - на создание копии деревянной церкви Федора Стратилата, стоявшей в Петербурге до 20 годов прошлого века, ушло около 5 месяцев. При этом Алексей Васильевич может может мастерить одновременно 2-3 макета.

- Иногда бывает трудно делать что-то одно. А так – над одним поработаешь, как надоест – на другой переключишься. Иногда могу сутками сидеть за столом и мастерить, отвлекаясь лишь на кофе и сигареты. А иногда могу неделями не подходить к столу, когда чувствую, что не идет работа…

- А вот – Петропавловский собор, - показывает Алексей Васильевич на кажущуюся миниатюрной башенку. – Его строили по эскизам Петра Первого, только вернувшегося из Голландии. В очертаниях заметен готический стиль, не свойственный для русского зодчества. Если честно, мне не очень по душе западное влияние на русские храмы. Не наше это, не родное…

 

Православный Левша

Третьяков – постоянный участник православных выставок в Петербурге. Его крошечные церквушки дважды в год можно увидеть в Александро-Невской лавре: в декабре - перед Рождеством и весной - перед Пасхой. «Не хочу хвалиться, но я видел, как взрослые мужчины плакали у моих стендов», - рассказывает он. Проявляли интерес к храмам Третьякова и иностранцы. «Китайцы интересовались, англичане. Я бы мог сделать храмы под заказ – но слишком мало времени было, и им срочно надо было уезжать…»

Книги отзывов, которые Третьяков собирает, пестрят сотнями восхищенных отзывов. «Мне кажется, человек, построивший такой храм, может построить храм и в своей душе. Спасибо вам за все, что вы для нас делаете! Дай бог вам сил и здоровья на долгие годы!» - написала «раба божия Ольга».

 

Чиновникам это неинтересно

А еще Алексей Васильевич давно лелеет мечту о своем музее – для младших поколений. «Ежегодно в России исчезает около двухсот деревянных храмов. Можете себе представить?», - возмущается Алексей Васильевич. По его замыслу, вход в музей должен быть бесплатным для всех. Деньги на его создание Третьяков ищет давно – пока безуспешно. Писал письма и покойному патриарху Алексию II, писал губернатору Валентине Матвиенко, обращался и в приемную премьера Путина. По всему выходит - не нужен такой музей чиновникам.

- На 300-летие города задумывал создать большой макет «Петербург глазами Петра I», сделать выставку в Манеже, - вспоминает Третьяков. – Работа была большая, требовалась помощь – в том числе и деньги. Написал в аппарат губернатора, попросил 800 тысяч рублей. Но, как мне заявили организаторы праздника, «это не актуально». А потом один чиновник в приватной беседе сказал – мол, слишком мало попросил. Вот если бы 800 тысяч долларов – можно было бы говорить, после отката половины суммы. А 800 тысяч рублей – здесь такие суммы никому не интересны.

 

Вся надежда на президента

Усмехаясь в бороду, Третьяков говорит, что за финансовой поддержкой будет обращаться к президенту Медведеву.

- Если и это не поможет – остается уповать лишь на господа бога, - шутит он. – А то и к ворам в законе обращусь. Те немногие воры старой формации, что до сих пор живы – люди верующие. Конечно, я не говорю про воров новой волны. Если кровь на руках – не хочу с ними иметь никаких дел.  

Живет Алексей Васильевич на флотскую пенсию – с небольшой надбавкой как инвалид второй группы. В ногах – американские протезы, передвигаться приходится с палкой. На своем ремесле почти ничего не зарабатывает.

- Очень редко делаю храмы на заказ, - говорит Третьяков. – Все это – по велению души. Конечно, мог бы делать и за деньги. Предложения были. Но так называемый средний класс, среди которых много барыг, мои работы неинтересны. А у бедных людей нет денег, которые окупили бы мое время и силы. Поэтому работаю для себя. Планов много, но распыляться не хочется. Пока есть силы и божья помощь – хочу успеть за отпущенные годы как можно больше. 

Артем ПИРОГОВСКИЙ

К списку публикаций

On-line газета

RSS Лента новостей о работе
Rambler's Top100
© ООО Издательский дом "Профессия", 2014.