Санкт-Петербург Вакансий : 1088Резюме : 26
Разместить вакансию в газету
Разместить вакансию на сайте
Разместить резюме

Борис Леднев: Приезжаешь – опять Хичкок

газета «ПРОФЕССИЯ» № 70 (1203) /23.06.2010 - 25.06.2010/

Каждый день в Мексиканский залив выливается 19 тысяч баррелей нефти. Катастрофа продолжается третий месяц, и ни ее виновники, ни правительство США ничего не могут сделать.

Генеральный директор НПО «Петрохим-технология» Борис Леднев занимается охраной окружающей среды с 1989 года и точно знает, как все исправить. По его мнению, природу спасут ядерные взрывы и судебные преследования.

 

- Я по образованию химик-технолог, человек совершенно конкретный. И, когда мне задают вопрос, я начинаю задумываться, как бы я решал техническую задачу. На мой взгляд, ситуация в Мексиканском заливе требует самых жестких мер, вплоть до подвода ядерного взрыва. Да, мы потеряем месторождение, но избавимся от беды.

- А нынешних мер недостаточно?

- Это серьезная рана, которую лечат присыпками, пытаются сэкономить там, где нужно жесткое и ответственное решение.

- Хочется верить, что в России не случится такой беды.

- В 2003 году Путин сказал, что через семь лет у нас начнутся техногенные катастрофы, потому что оборудование имеет максимальный износ. К этому нужно готовиться, и у нас пока есть шанс.

- И что мы можем сделать, каждый на своем месте?

- Если у вас есть установленный факт нарушения законодательства, сразу подавайте заявление в суд. Направляя запросы в любые контролирующие организации, вы даете преступнику лаг по времени. Понятно, что глава администрации или его заместитель знает, что на его территории находится, например, незаконная свалка. И он сразу направляет сигнал на свалку: «Так, все быстренько прибрал, пожары потушил, чаек разогнал». Когда я работал руководителем комитета охраны окружающей среды по Петербургу, все так и происходило. Мы приезжаем на свалку, там все хорошо. А за неделю до этого был Хичкок, настоящий фильм ужасов, и через две недели приезжаешь – опять Хичкок.

- Разве переработка мусора не решает эту проблему?

- С момента пуска наших мусороперерабатывающих заводов резко изменилась морфология мусора. Заводы больше ничего не перерабатывают. В них входит один поток, выходит два. Один по старой памяти считается биокомпостом, хотя это чистый яд, второй – некомпостируемыми отходами.

- А почему яд?

- У нас у всех есть техника, которая работает на батарейках. Так вот в биокомпосте тяжелые металлы ведут к отравлению. На местах его свалки растут гигантские кабачки, их бомжи очень любят. Мы просто получаем массу, состав, которого не знаем.

 Нам нужны хорошие полигоны, чтобы лет через 150 наши правнуки пришли и сказали: «Здесь такие залежи полезных веществ». Время работы с этими могильниками еще придет, а наша задача создать их не на халяву.

Александр ЯЦУРЕНКО

К списку публикаций

On-line газета

RSS Лента новостей о работе
Rambler's Top100
© ООО Издательский дом "Профессия", 2014.