Санкт-Петербург Вакансий : 1055Резюме : 27
Разместить вакансию в газету
Разместить вакансию на сайте
Разместить резюме

Работа всегда приходит сама

газета «ПРОФЕССИЯ» № 98 (1231) /27.08.2010 - 30.08.2010/

Дмитрий Ложкин начал свою карьеру с профессиональной игры в преферанс, потом учился в двух вузах, был офицером российской армии, программистом, верстальщиком, монтажником, грузчиком и высотником. Теперь он занимается бизнесом и по-прежнему считает, что лучше овладеть десятком профессий на среднем уровне, чем одной в совершенстве.

 

За 12 миллионов

 

- Дмитрий, для того, чтобы справляться с такими разными делами, нужно иметь серьезную подготовку. Где вы учились?

- Основы физики, математики и теоретической механики я постиг в четыреста семидесятой гимназии. Больше всего меня заинтересовала теория вероятности, изучив ее, я начал играть в преферанс. Любая карточная игра сводится к математике и памяти.

Когда я, уже первокурсником Политеха, за вечер проиграл 12 миллионов рублей (старыми, но тогда для меня и это было много), у меня осталось две недели на то, чтобы вернуть долг. Я на неделю заперся дома с 286-м компьютером и полностью просчитал закономерности в  преферансе. Вывел формулы с интегралами. Прошла неделя, еще неделю я продолжал игру. После этого мои бывшие кредиторы были мне должны. И это стало ступенькой в моем развитии.

- И куда привела эта ступенька?

- У меня возникли проблемы с подпольным игорным бизнесом. Политех я так и не окончил, забрал документы и поступил в Военный институт физической культуры. Стал воином-спортсменом.

 

Главное - уйти

 

- Я отдал российской армии около пяти лет.

- Не жалеете об этом времени?

- Армия делает из мальчиков мужчин. Даже после двух лет обучения в ВИФК бывшие одноклассники казались мне детьми.

- А почему ушли оттуда?

- Не было перспектив. Я не смог бы содержать семью на деньги, которые мне платило государство. Тогда я получал 1.200 рублей, на современные деньги это 18-20 тысяч.

-Не страшно было уходить? Я знаю, многих в армии привлекает стабильность, которой нет на гражданке.

- В 90-х в армии не было никакой стабильности. Когда ты ходишь в офицерское кафе, все твои расходы дочь начальника финчасти записывает в специальную тетрадь,  а, в день зарплаты тебе ничего не дают и говорят, что ты за прошлый месяц остался 200 рублей должен.

- Чем вы планировали заниматься, когда уходили из армии?

- Честно говоря, планов не было. Главное было уйти.

 

Откажешься от работы – останешься без пособия

 

- С чего вы начали на гражданке?

- Я в первую очередь встал на учет на бирже труда. А, поскольку ушел по сокращению кадров, раз в месяц получал в военкомате оклад по званию. Меня отправляли на всякие работы, но я знал: главное, сделать так, чтобы тебе отказали. Если ты сам откажешься от работы, то перестанешь получать пособие. А постоянные посетители биржи труда меня научили: приезжаешь устраиваться с перегаром, грязный. В принципе соответствуешь должности, но менеджер по кадрам пишет, что не соответствуешь.

- Долго это продолжалось?

- Я полгода проездил, потом мне это надоело.

 

Курсы ничего не дают

 

- И куда вы пошли работать?

- Я был знаком с компьютерами с детства, поэтому устроился программистом в редакцию «Московская застава». Там выучился на верстальщика и в неделю выпускал порядка шести газет.

- Сколько у вас ушло на обучение верстке?

- Неделя.

- Но курсы обычно длятся не меньше месяца.

- Люди, которые оканчивают курсы, ничего не умеют. Нужна практика, она позволяет учиться гораздо быстрее.

 

Брызнуть зелененького в уголок

 

- Потом я стал заниматься дизайном. Всегда находились заказчики, которым были нужны рекламные модули для других изданий.

- А в чем принципиальное отличие верстальщика от дизайнера?

- У них разный склад ума, более математический у верстальщика. Ему нужно чувствовать строку, не оставлять висящих строк. А дизайнер – креативная личность, он появляется, чтобы брызнуть зелененького в уголок. За большинством дизайнеров приходится исправлять ошибки – люди делают красиво, но не понимают технологий печати. А, когда ты постоишь ночь у печатного станка, поймешь, как избежать таких ошибок.

- Это ведь было время, когда все пытались заниматься дизайном?

- Да, тогда можно было, работая фрилансером, окучить две-три фирмы и в сумме получать приличные деньги. Но это время прошло. И я стал заниматься высотными работами.

 

В порядке вещей

 

- А туда вы как попали?

- У меня третий разряд по скалолазанию. А тут знакомый предложил вариант подработки: герметизировать балконы, ставить воздухоотводы.

- Вы занимались этим одновременно с дизайном? Странное сочетание.

- Для кого-то странное, для меня в  порядке вещей.

- Вы часто оказывались без работы. Расскажите, как искать новую?

- В районе улицы Бабушкина есть такое место «Развал». Там стоянка дальнобойщиков, рядом горит костер, собираются алкоголики и всегда полно физической работы. Я работал там грузчиком за тысячу рублей в день.

 

Человек всегда найдет работу

 

- Из многих умений – от теории вероятности до альпинизма что вам больше всего помогло в жизни?

- Математика. Бывает,  что, сгибая трубы для теплиц, человек не может просчитать четверть эллипса.

- Этим вы тоже занимались?

- Да, мой сослуживец работал на монтаже теплиц, весь питерский рынок принадлежал ему. И я для него и руками работал и бригады организовывал. Но это сезонная работа.

Я часто не знал, что будет дальше. Но работа всегда приходила ко мне сама.

- Почему, как вы думаете?

- Большинство людей узко специализированы. Хорошо быть профессионалом в своей области, но случается кризис – специальность становиться невостребованной и все, ты безработный, который больше ничего не умеет.

Человек всегда найдет работу, если у него есть голова на плечах и задействованы руки, он может и забить гвоздь, и написать программу.

Александр ЯЦУРЕНКО

К списку публикаций

On-line газета

RSS Лента новостей о работе
Rambler's Top100
© ООО Издательский дом "Профессия", 2014.