Санкт-Петербург Вакансий : 1058Резюме : 27
Разместить вакансию в газету
Разместить вакансию на сайте
Разместить резюме

Кембридж топ-100

газета «ПРОФЕССИЯ» № 114 (1247) /04.10.2010 - 06.10.2010/

 В сотню лучших вузов планеты вошел только один университет из России. И тот занял 93-е место.

Впрочем, специалисты призывают не торопиться с выводами. По их словам, любой рейтинг - это инструмент, работать с которым могут только ученые. И место в списке никак не может быть предметом пиара. Тем более, что рейтинг QS, результаты которого попали в прессу, имеет ряд заметных недостатков.

Кстати, для МГУ и 93 место – явное достижение. В 2009 году эксперты, работавшие над рейтингом, поставили российский вуз на 101 позицию, а в 2008 - и вовсе на 183-ю. Другие российские университеты не смогли пробиться в лучшую сотню.

Первые места традиционно занимают ведущие британские и американские вузы. Лидером в этом году оказался Кембриджский университет, потеснив на вторую позицию прошлогоднего лидера - Гарвардский. На третье место эксперты поставили Йельский университет, который, как и Гарвард, находится в США.

В целом вузы Великобритании и США занимают 17 позиций рейтинга, за ними следуют университеты Европы, Канады и Австралии. Всего в рейтинг, в который включили 200 университетов, попали 15 вузов стран Азии, и выше всех среди них удалось подняться университету Гонконга - он оказался на 23 позиции.


Эра конкуренции


Чем лучше ты себя преподнесешь, тем больше денег заработаешь. К сожалению, теперь эта закономерность распространяется и на вузы. И началась эта практика вовсе не со склонного к конкуренции Запада, а с Китая.

О том, к чему она привела наши университеты, рассказывает руководитель проектов независимого рейтингового агентства «РейтОР» Алексей Чаплыгин.


- Независимая оценка университетов в новом тысячелетии стала одним из сегментов мирового интеллектуального рынка. До этого все происходило на национальном уровне. Но с появлением в 2003 году академического рейтинга, подготовленного Шанхайским университетом, открылась эра жесткой конкуренции.


В основном рейтинги «заточены» под измерение научно-исследовательского потенциала.

Авторы всегда говорили, что им неинтересно качество образования, им важны результаты. Университеты в первую очередь рассматривались как генераторы знания и уже потом - как его распространители.


Но с 2009 года все международные ренкеры (специалисты по составлению рейтингов – ред.) заговорили о том, что измеряют качество образования. Они стали соотносить результаты научно-исследовательской деятельности с результатами образовательного процесса, квалификацией преподавательского состава.


Примерно неделю назад были представлены результаты нового рейтинга. По совокупной оценке в топ-200 не вошел ни один из российских вузов. Даже МГУ, хотя именно последовательная работа Союза российских ректоров и ректората Московского университета привели к повышению наших позиций и в шанхайском рейтинге, и в рейтинге QS.


Главная причина – закрытость нашего академического сообщества, отсутствие прямой работы с ренкерами.


Например, шанхайские исследователи ориентируются на сайты Нобелевского комитета, но, если им не написать, что Пастернак окончил МГУ, они эту информацию не получат. Значит, наш нобелевский лауреат никак не повлияет на рейтинг вуза.


Сейчас академические сообщества стран, принадлежавших к пространству Советского Союза, почувствовали недооцененность своих университетов. Увидели, что низкие места в международных рейтингах не играют на развитие национальных образовательных систем.


Но предоставление данных, связанных с нашими публикациями (а их количество - важнейший критерий оценки), ниже всякой критики. Автора статьи в большинстве случаев даже не связывают с российским университетом.



Лучшие будут худшими


Российские аналитики тоже пытаются составлять рейтинги вузов, применимые к нашей реальности. Но пока результаты оставляют желать лучшего.

Своей оценкой российских рейтингов делится ответственный секретарь приемной комиссии СПбГУАП Николай Александрович Вешев.


- Рейтинг прозрачности вузов появился в этом году, он составлялся Высшей школой экономики, и, к сожалению, по его поводу есть ряд нареканий.


Поставьте себя на место родителей или детей, которые в этом году оканчивают школу. Для них актуальна информация, какие предметы нужно сдавать в тот или иной вуз, по каким специальностям пора начинать готовиться. И, наверное, чем раньше такие данные появятся, тем выше будет открытость учебного заведения. Но, к сожалению, это никак в рейтингах не учитывается.


В то же время есть много необязательной информации, которая определяет место вуза в рейтинге. Особенно бросается в глаза требование указывать, претендует ли абитуриент на общежитие. Ну какой мы из этого факта можем сделать вывод?


Авторы второго российского рейтинга предлагают высчитывать средний балл по ЕГЭ. Здесь тоже есть вопросы. Составители не учитывают то, что правила приема позволяют вузам учитывать результаты олимпиад. Получается, вузы, получившие лучших абитуриентов, попадают в худшее положение.


Цифры, которые вузы публикуют на своих сайтах, не позволяют вычислить средний балл ЕГЭ, в результате мы получаем ряд искажений. И вообще не очень корректно сравнивать вузы по тому, что происходит на входе. ЕГЭ все-таки результат работы школ.


Авторы делают вывод, что вузы, которые попали в нижние строчки, оказались «ниже плинтуса» (эта фраза употреблялась в одной из публикаций). Наверное, если мы хотим посмотреть, кто на самом деле ниже плинтуса, стоит посмотреть не только на тех, кто зачисляется на бюджетные места.


Мы в Петербурге можем создать совет, который будет составлять важные для абитуриентов рейтинги. Туда стоит привлечь школьных учителей, родителей и строить работу исходя из их потребностей. А существующий рейтинг скорее адресован абитуриенту, который кое-как сдал ЕГЭ и теперь думает, куда с этими результатами проскочить.

 

Александр ЯЦУРЕНКО

К списку публикаций

On-line газета

RSS Лента новостей о работе
Rambler's Top100
© ООО Издательский дом "Профессия", 2014.