Санкт-Петербург Вакансий : 1272Резюме : 33
Разместить вакансию в газету
Разместить вакансию на сайте
Разместить резюме

Владимир Чичинов: У нас, у кузнецов, говорят — процесс познания захватывает

газета «ПРОФЕССИЯ» № 29 (1310) /18.03.2011 - 21.03.2011/

 Линия жизни людей, которые не боятся перемен, похожа на кардиограмму – их падения и взлеты чередуются с завидным постоянством. Петербургский журналист Владимир Чичинов оставил северную столицу, для того чтобы перебраться в небольшой городок и поменять перо на молот кузнеца.


Перезагрузка

- Владимир, что побудило тебя оставить журналистику в Петербурге и переехать?

- Прежде всего, стала остро ощущаться необходимость что-то поменять, сделать некую перезагрузку. Какая-то усталость общая накопилась. В такие моменты, знаю по опыту, кардинальная смена обстановки хорошо помогает, встряхивает. Кроме того, в Ельце мои ближайшие родственники. Ну и сам город нравится, старинный, купеческий, со своим неповторимым провинциальным достоинством. Хотя Питер, конечно, вне конкуренции. И, будучи космополитом не оседлым, я сказал ему «до свидания», но не «прощай».

- Как пришел к кузнечному делу?

- Да, собственно, как и в журналистику, чисто случайно. Хотя бытует мнение, что случайностей не бывает. Когда забросил в конце 90 годов военно-инженерный вуз в Питере, приехал в Липецк и стал думать, чем заняться. Брат, тоже журналист, предложил попробовать себя в газете. Попробовал. Получилось.
Та же ситуация и с теми же персонажами приключилась с кузницей – узнал о вакансии в Ельце. А я всегда с пиететом относился к этой профессии, но даже не думал о ней применительно к своей персоне. Естественно, ухватился за предложение.


Шатаешься без дела и придумываешь

- Что представляет собой рабочий день в кузнице?

- Как и на любом металлическом заводе! У нас ведь кузня - только часть процесса. В основном заказывают металлические двери, а это потоковое производство с участием сварщиков, слесарей-отдельщиков, маляров. Кузня берется за дело, когда речь заходит о неких металлических художествах. Утром разжигаешь горн и начинаешь работать по текущему заказу. Иногда можно целый день только резать металл, греть его и ковать однотипные элементы, скажем, для ограды или решетки. А подчас приходится тот же день якобы без дела шататься по цехам и выдумывать какой-нибудь хитрый эксклюзивный рисунок на каминную решетку или другую интерьерную штуковину. Ну и, понятное дело, война - войной, а обед по расписанию.

- А что в кузнечном деле привлекает больше?

- Трудно выделить что-то одно. Раньше я запросто работал с деревом и недолюбливал металл. В бытность в Питере кровельщиком охотно плотничал по обрешетке, а жестяные работы не вызывали особого интереса. В кузнице все иначе. Раскаляясь, металл являет какие-то совсем иные, до того не предполагаемые в нем свойства. Надменный и индифферентный, он вдруг становится общительным и покладистым. И начинается настоящий диалог. Кроме того, раскаленный, он будто бы становится полупрозрачным, кажется, что можно заглянуть внутрь металла. Это завораживает. Нравится делать не утилитарные вещи, типа решеток на окна или элементов ограды со стандартным узором, а нечто, требующее творческого подхода и художественного видения.

Время течет иначе


- Переезжая в большой город из провинции, человек меняется. Происходят ли перемены в обратном случае?


- Разумеется, среда не может не накладывать свой отпечаток. И это не только социальный аспект, хотя он, конечно, в первую очередь. Но даже такая вещь, как наличие в Питере метро и отсутствие оного в Ельце, дает себя знать. В стотысячном райцентре не бывает пробок, зато автобусы ходят сравнительно редко. И здесь отсутствие собственных «колес» ощущается острее. Само течение жизни в Ельце замедляется, все здесь неторопливо, размеренно, время ощутимо запаздывает. Приезжаешь потом в северную столицу и никак не можешь поймать ритм, войти в резонанс с городом. Человек, постоянно живущий в мегаполисе, в принципе не способен понять провинциала, и наоборот.

- Что дала тебе кузница такого, чего не было в журналистской редакции?

- Прежде всего, новый опыт. Одно дело - придти в кузницу в качестве журналиста, поверхностно прикоснуться к процессу, посмотреть на все это дело снаружи. И другое – быть вовлеченным. Как говорят у нас, у кузнецов, процесс познания захватывает. Это новый опыт, расширяющий миросозерцательный горизонт. В том же ключе можно рассматривать среду общения, которая, само собой, кардинально поменялась. Бесхитростные люди, без малейшего намека на, как теперь говорят, гламур, прекрасно умеющие как ударно работать, так и не менее ударно пить горькую. Вот она – настоящая, наиболее многочисленная, живая пока еще Россия.


Кустарные валенки и творчество
- Какие, по-твоему, профессии больше имеют право на жизнь: гуманитарные или прикладные?

- Как там у классика: «Все работы хороши, выбирай на вкус»? Право на жизнь имеют те профессии, что востребованы. Когда в продукции, скажем, поэта или художника общество перестанет нуждаться, такая профессия прекратит свое существование. И будет называться хобби или, для почвенников, увлечение. То же с профессиями прикладными. В Ельце работает, как они сами утверждают, единственное в Европе предприятие по производству валенок с полностью кустарным циклом. С утилитарной точки зрения, такое производство - блажь. И существует лишь постольку, поскольку пока эксклюзив ручной работы своей более высокой ценой способен конкурировать с большими оборотами конвейерного производства.
Мои же интересы обширны и не очень-то зависят от физики или лирики профессии. Хорошо, когда в работе есть элемент творчества. Если бы я жил, скажем, в Гусь-Хрустальном, я бы пошел в ученики к стеклодуву. Подчас жалею, что не выучился на медика, а сейчас уже поздно. С удовольствием плотничаю и даже столярю, когда доводится. Руками работать не менее интересно, нежели головой. Вот чем хороша репортерская или очерковая журналистика – можно почувствовать себя в шкуре представителей многих специальностей. Главное, без дела не сидеть, а интересная работа всегда найдется!


 

Александр Кудрявцев

К списку публикаций

On-line газета

RSS Лента новостей о работе
Rambler's Top100
© ООО Издательский дом "Профессия", 2014.