Санкт-Петербург Вакансий : 1271Резюме : 33
Разместить вакансию в газету
Разместить вакансию на сайте
Разместить резюме

Большие маневры

газета «ПРОФЕССИЯ» № 66 (1348) /13.06.2011 - 15.06.2011/

Споры вокруг трудового законодательства не прекращаются уже полгода. Постоянные участники обмениваются яростными репликами приблизительно раз в неделю. Дискуссия все больше напоминает сложные тактические маневры с непредсказуемым результатом.

 

Работать по 24 часа

 

Совет профсоюзов  отвечает Союзу промышленников, думский комитет по труду предлагает ограничить работодателей вовсе не там, где те собирались ущемить права рабочих. А потом бизнесмен Михаил Прохоров выступает с новой, самой неожиданной инициативой, призванной то ли действительно радикально изменить ситуацию на рынке труда, то ли способствовать политической карьере главы Союза промышленников и предпринимателей (СПП). Кстати, сам Прохоров заявляет, что готов трудиться 24 часа в сутки, правда, речь идет о работе в Государственной думе.

 

Асоциальное государство

 

Большинство предложений СПП сводится к тому, что действующий Трудовой кодекс продолжает традиции социального государства. Он написан исключительно в интересах трудящихся и ставит бизнес в неприемлемые условия, а значит должен быть переписан. Надо ли говорить, что работники стоят на диаметрально противоположной позиции. Так, по последним опросам ВЦИОМ, из всех предложений Прохорова самое бурное негодование вызывает продленная рабочая неделя. 77% граждан не готовы работать за оклад больше 40 часов в неделю (именно эту норму предписывает действующий трудовой кодекс). Это не удивительно, по данным того же статистического агентства  почти половина россиян работает сверх нормы, и внесение поправки лишит их прибавки к жалованию в виде срехурочных.

 

Заложники трудового коллектива

 

Не одобряют россияне и меры против студентов: 61% опрошенных против того, чтобы учебный отпуск предоставляли только тем, кого отправил учиться работодатель. Половина россиян не стали бы давать своему начальству слишком много свободы: каждый второй (51%) против того, чтобы работодатель мог менять график работы, оплату и прочие условия трудового договора из-за кризиса или снижения спроса на продукт.

Впрочем, некоторые предложения Прохорова народ все-таки одобрил. Например, россияне не возражают против заключения с пенсионерами и молодежью без опыта срочного трудового договора, при условии, что он будет действителен не меньше года. Также граждане не против того, что работодатель будет неоднократно продлевать срочный договор. Конечно, если работник согласится.

 

Дайте две

 

Пока последнее слово в полемике осталось за главой комитета Госдумы по труду Андреем Исаевым. Депутат предложил главе Российского союза промышленников и предпринимателей Михаилу Прохорову ввести двойной тариф отчислений в фонды соцстраха для людей, которых могут обязать работать по 60 часов в неделю.

"Он (Прохоров) может сейчас использовать молодых, здоровых людей, которые поработают по 60 часов и перестанут через некоторое время быть молодыми и здоровыми, а их лечением придется заниматься нам всем за государственный счет", - возмутился Исаев.

"В связи с этим я предложил бы Прохорову, а не ввести ли для тех работников, которые работают по 60 часов, двойной тариф отчислений в фонды социального страхования?" - добавил глава комитета Госдумы по труду. По его мнению, это будет справедливо. "Если вы ставите работника в такие условия, значит, платите не 34%, а 68% от фонда оплаты труда за тех работников, которые работают 60 часов", - заметил Исаев. При этом он подчеркнул, что в целом выступает против увеличения рабочей недели до 60 часов.

 

Без сознания

 

Трудовой кодекс, действительно, выражает интересы работников. Но, к сожалению, далеко не все, считает руководитель юридического отдела Санкт-Петербургской общественной организации «Петербургская эгида» Елена Плешко.

Ухудшать положение работников нельзя. Защищающие их нормы и так плохо реализуются, страшно подумать, что случится, если их еще и ужесточат.

Сейчас, например, хотят расширить перечень случаев, когда работодатель предлагает срочные трудовые договоры. Но мы прекрасно понимаем, что это делает работников более уязвимым, а они и так соглашаются на срочную работу, на небольшой оклад. Конечно, трудовой кодекс несовершенен.

В части коллективных трудовых споров, коллективных переговоров действующее законодательство скорее представляет интересы работодателей. Не на всех предприятиях можно проводить забастовки – все нормы, предписанные законом просто нереально выполнить. Во всем мире бастуют то авиадиспетчеры, то пилоты. В нашем трудовом кодексе есть целый перечень отраслей, где бастовать запрещено.

У нас нет такого понятия, как «забастовка солидарности» - это когда одна организация бастует, а  другие присоединяются к ней в знак поддержки.

Кроме того, у нас очень слишком жесткие ограничения на проведение конференций, на которых работники могут выдвинуть свои требования.

Но есть и положения хорошие для работников. Таких гарантий, которых у нас предоставляют беременным женщинам и женщинам с детьми, нет нигде в мире, в этом плане у нас замечательное законодательство.  Проблема в том, что на практике оно не работает – мы постоянно слышим об увольнениях беременных, нарушении их прав на каждом шагу.

Поэтому я считаю, что в первую очередь нужно менять не трудовой кодекс, а сознание, причем и работников и работодателей.

 

Мера на меру

 

Минимальный размер оплаты труда (МРОТ) в России с 1 июня вырос на 6,5%. Теперь он составляет 4 тысяч 611 рублей.

До этого Владимир Путин говорил, что вопрос повышения МРОТ активно обсуждается с профсоюзами.  Он отмечал, что «цель – постепенно приблизить размер МРОТ к уровню прожиточного минимума и эту задачу нужно решать».

При этом, по данным Росстата, с января 2009 по апрель 2011 уровень цен на товары и услуги официально повысился на 23,46%. А значит МРОТ все так же безнадежно далек от прожиточного минимума, и речь идет исключительно об удобной единице измерения. 

Александр ЯЦУРЕНКО

К списку публикаций

On-line газета

RSS Лента новостей о работе
Rambler's Top100
© ООО Издательский дом "Профессия", 2014.