Санкт-Петербург Вакансий : 1289Резюме : 32
Разместить вакансию в газету
Разместить вакансию на сайте
Разместить резюме

Вероника Исаева: Я пыталась разделать оленя

газета «ПРОФЕССИЯ» № 97 (1379) /24.08.2011 - 26.08.2011/

Рассматривая пальмы, амулеты и редких домашних животных, легко не заметить самое главное – человека, который живет в незнакомом месте по непонятным нам правилам. Задача Вероники - увидеть то, что всегда упускают туристы и зрители научно-популярных каналов.

- Я социальный антрополог, еще эта профессия называется «культурный антрополог».

- В отличие от бескультурных?

-- В отличие от тех, которые работают с останками человека и занимаются реконструкцией прошлого. Культурная антропология – наука о современных живых людях.

- Получается, мы все являемся предметом изучения ваших коллег?

- Да, конечно. Я занимаюсь коренными народами севера, кто-то городской субкультурой, кто-то представлениями о том, что значит быть женщиной и мужчиной.

- Для чего нужны такие исследования?

- Чтобы люди лучше понимали друг друга. Все начиналось с эпохи колониализма, идеи «понимать, чтобы управлять». Теперь антропологи стараются донести до других голос тех, кого изучают.

- Вы говорили, что занимаетесь северными народами.

- Я изучала нанайев – на Дальнем Востоке и в Петербурге. Потом стала заниматься эвенками Северного Байкала: оленеводами, охотниками и рыбаками.

- Что больше всего удивляет в жизни эвенков?

- Отношение к природе. Эти люди не покоряют ее, как представители западной культуры, а выстраивают очень тонкие и деликатные отношения. Тайга это особенный мир, в котором ты должен найти себя, и на это уходит целая жизнь.

- Вам тоже приходилось надолго уезжать в тайгу?

- Без погружения в среду никак. Я год жила в тайге. Иногда мы приходили к людям с диктофонами или анкетами, но для полноценного исследования ты должен посвятить время внедрению в группу людей. Важно пойти с ними на охоту… еще я пыталась разделать оленя, но это нужно делать очень быстро, не получилось.

- Оленя не жалко?

- А нам корову не жалко? Мы едим говядину, но знаем, что животное убивает кто-то другой. На западе человек избегает мыслей о переходе, в том числе из коровы в мясо. А на Байкале люди живут с этим. Когда я видела, что едят собак, мне тоже было жутко. Но задача антрополога постоянно ломать себя, это часть профессии.

- Но, когда перелом происходит, вы уже не можете воспринимать местных жителей, как объект изучения.

- Невозможно полностью залезть в шкуру другого человека. Если я полностью разделю ценности народа, который изучаю, я начну писать историю с их позиции. И это неплохо, опасно только сделать крен в сторону экзотики. Мы видим по телевизору папуасов, которые едят червяков, и воспринимаем упрощенную версию культуры. А это уже не жизнь, а картинка.

Александр ЯЦУРЕНКО

К списку публикаций

On-line газета

RSS Лента новостей о работе
Rambler's Top100
© ООО Издательский дом "Профессия", 2014.