Санкт-Петербург Вакансий : 1088Резюме : 26
Разместить вакансию в газету
Разместить вакансию на сайте
Разместить резюме

Что за существо?

газета «ПРОФЕССИЯ» № 102 (1384) /05.09.2011 - 07.09.2011/

Недавно назначенный на должность ректора СПбГПУ (Политех) член-корреспондент РАН Андрей Иванович Рудской рассказывает о том, какие абитуриенты пришли в Политех этим летом, куда исчезают выпускники технических вузов и как вернуть российских ученых из-за границы.

 

- Нас беспокоит, кто он – инженер 21 века, что это за существо?

Меня тревожит его общая культура. Введение системы ЕГЭ заставляет абитуриентов, которые ориентированы на поступление в технические вузы, забыть все другие дисциплины: историю, естествознание, этику и эстетику. Будет стыдно, если выпускник Политехнического университета не сможет отличить Рэмбо от Рембо.

 

На три с плюсом

- Из семи миллионов студентов России только миллион шестьсот учится на инженерных специальностях. Это удручающая статистика, в зарубежных странах цифры обратные, и они считаются показателем индустриального развития государства.

И средний балл ЕГЭ по инженерным специальностям 58,3 на один предмет, а по гуманитарных где-то 67. Причем высокие показатели  у инженеров по профилю «архитектура», а минимальный, как ни странно - «кораблестроение».

Получается, мы принимаем студентов, получивших тройку с плюсом.

 

Работать будет не с кем

- Одна из первых проблем системы высшего образование – качество абитуриентов. Как это ни горько, несмотря на все реформы, компьютеризацию, выход новых учебных программ, воз и ныне там. И нам приходится самим доучивать молодых людей, иначе потом работать будет не с кем, после первого семестра мы потеряем половину уже зачисленных студентов. Мы проводим дополнительные занятия по школьному курсу математики и физики.

Русский язык останется на совести школьных преподавателей – я уже как ректор, получая записки от профессоров, нахожу там по 5-7 ошибок. Наверное, это проблема общенациональная, остается только самим доучиваться.

 

Исчезающие люди

- В последнее время сложилась абсурдная ситуация, когда вузы в большей степени финансируются государством, но общий целевой заказ на специалистов куда-то пропал. Получается, страна готовит инженеров, а они потом идут в частную компанию, делают все, чтобы она потом процветала.

Казалось бы, мы могли бы заключать договоры на целевую подготовку с отдельными предприятиями. Но у нас нет законов, которые обязали бы выпускника отработать на заводе, который оплатил его обучение, или хотя бы вернуть деньги.

Мы пытались заключать договора с череповецкой «Северсталью», но, проучившись у нас, молодые люди исчезали – то ли уезжали в Москву, то ли находили работу в Петербурге. В Череповец возвращались 10-15 процентов, поэтому практику пришлось прекратить. Хотя мы искали разные формы ответственности – и детей, и родителей.

 

Путь домой

- Зато молодые ученые начали активно возвращаться из-за границы. Я сам это проходил: с 89-го года лет пять отработал в Германии. И не потому, что хотел там остаться, вернулся, слава богу. Меня влекла за границу возможность проводить исследования, которые были невозможны в России в эти ненастные для нашей страны годы. Я до сих пор читаю лекции в Ганноверском университете Лейбница – научные контакты заметно улучшают имидж нашего университета.

Теперь в России работает государственная инновационная программа, мы получили статус национального исследовательского университета – это принесло почти 2 миллиарда рублей государственных инвестиций. И 90 процентов из них мы потратили на приобретение исследовательского и технологического оборудования.

Мы оснастили некоторые лаборатории лучше, чем многие ведущие мировые университеты. У нас есть единственный в России нанопинцет, который позволяет на наноуровне манипулировать клеткой, одно это заставляет ученых сидеть в лаборатории днями и ночами.

Возвращение ученых будет определяться одним – условиями работы. На первом месте здесь, конечно, зарплаты. На втором – возможностями проводить исследования.

 

Политехнический подход

- ЮНЕСКО придерживается двух тезисов. Во-первых, совершенно не обязательно проводить занятия в прямом контакте со студентом. Во-вторых, мы должны готовить узких специалистов, которые работают, как интеграл. Границы заданы, и ты не можешь за них перебраться. Но это тенденция узко практического подхода. Мы как были, так и остаемся приверженцами широкого спектра образования. Это и есть политехнический подход.

Мы глубоко убеждены, что технологический прогресс предполагает унификацию знаний. Компьютеры есть везде, просто они управляют разными машинами. Понимание общих технологических закономерностей не зависит от конкретного производства. Мы ведем подготовку на междисциплинарном уровне. Инженер-машиностроитель получает представление и о судостроении, и о строительстве космических кораблей. Кроме того, мы даем ему естественнонаучные знания: аэродинамику, механику жидких сред…

Сейчас бытует мнение, что бакалавр - это недоношенный инженер. Но мы в своей программе даем ряд дополнительных знаний. Раньше в институте Петра Великого инженеров готовили 4 года, этого хватало для того, чтобы прославить Россию на весь мир. Хотя мы и планируем 80-90 процентов бакалавров продвигать дальше, на обучение в магистратуре.

Узкоспециализированный подход мы считаем ущербным и противостоим ему не только на словах, но и на деле.

 

Почему технари в дефиците?

В этом году конкурс в технические вузы несколько вырос, сообщили на круглом столе в Агентстве бизнес новостей. Но о восстановлении интереса к инженерным специальностям говорить преждевременно, молодежь в "технари" идти не желает, констатирует проректор по учебно-методической работе Северного Арктического федерального университета имени М.В. Ломоносова (САФУ) Николай Дундин.
Исключения все же есть. По словам Н.Дундина, не во всех регионах России ситуация одинакова. В частности, САФУ в этом году не испытал трудности с набором студентов на технические специальности.


Не ощутил проблемы недобора "технарей" и Санкт-Петербургский государственный университет водных коммуникаций, - продолжил ректор вуза Сергей Барышников. По его словам, это связано с тем, что у университета есть ряд специальных средних учреждений в Петербурге, выпускники которых идут за высшим образованием.


Причина незаинтересованности в технических вузах кроется в школьном образовании, - полагает секретарь приемной комиссии САФУ Татьяна Владимирова. Опасаясь провала на ЕГЭ по точным наукам, выпускники предпочитают идти в гуманитарные вузы. В результате там конкурс "зашкаливает", а в технических университетах недобор. Часто школьников отговаривают от сдачи сложных ЕГЭ сами учителя, которые боятся низких результатов экзаменов.

Кроме того, школа должна больше уделять внимания профессиональной ориентации. Так называемый "ЕГЭ-туризм" (когда абитуриент подает заявления сразу в несколько вузов) наглядно иллюстрирует, что выпускник не определился с родом своей будущей деятельности, - отметила Владимирова.


Проблема острой нехватки технарей еще и в том, что школа не дает должного уровня знаний по точным наукам. В этой ситуации технические вузы в борьбе за студента вынуждены снижать планку для поступающих. В результате общий уровень технического образования падает, добавил заведующий кафедрой социологии РГПУ имени Герцена Алексей Воронцов.


Что делать? Сократить число профильных вузов, количество мест на соответствующих факультетах? Эксперты не согласны: надо брать и "троечников", учить даже очень слабых студентов. "Это шанс периферии на высшее образование", - полагает ректор СПбГУВК.

По словам регионального директора компании CASE Оксаны Почтивой, агентство постоянно подбирает кадры для иностранных компаний. Однако к выпускникам вузов в этом случае иностранные работодатели предъявляют жесткое требование - они должны иметь опыт работы. "Иностранные компании, которые составляют 90% нашей клиентской базы, не заинтересованы в выпускниках вузов, которые в период обучения не работали по специальности".

Александр ЯЦУРЕНКО

К списку публикаций

On-line газета

RSS Лента новостей о работе
Rambler's Top100
© ООО Издательский дом "Профессия", 2014.