Санкт-Петербург Вакансий : 1307Резюме : 29
Разместить вакансию в газету
Разместить вакансию на сайте
Разместить резюме

Не время для ломоносовых

газета «ПРОФЕССИЯ» № 137 (1419) /28.11.2011 - 30.11.2011/

 СПбГУ разваливается, систему гуманитарного образования остается только пожалеть, технические вузы набирают кого попало. А в это время подрастают новые ломоносовы, но, похоже, им негде будет учиться, да и на работу их никто не возьмет.

Такими печальными прогнозами делится преподаватель математики знаменитого тридцатого лицея Юлия Юргенсон.


Все будет хуже


- Юлия Рувимовна, сегодня даже президент жалуется на нехватку кадров. Вы готовите будущих специалистов, и, наверное, знаете, что будет дальше?

- Дальше будет хуже. Вы послушайте вузовских преподавателей. Они же вопят и стонут, потому что приходят молодые люди, которые не знают элементарной математики. А потом на первом курсе физико-технического факультета не преподают физику. Спрашиваешь, почему, отвечают: «Какая физика? Студентов еще нужно научить считать». Технические вузы набирают кого попало. Мы-то отправляем в институты детей, которых учить не надо, но это капля в море. Остальные уже не хотят учиться.

Школу оценивают по тому, куда поступают выпускники. Наши ребята идут в Политех, после того, как наш университет сдох, охотно уезжают в Москву.


Вспомнить Герострата


- А что не так в СПбГУ?

- Плохо все там. Нельзя дробить университет на абсолютно зависимые от централизованной власти подразделения, которые не занимаются сами собой. Для того чтобы заказать пачку бумаги, преподаватель должен написать запрос в главное здание. На весь учебно-научный комплекс в Петергофе только один представитель ректора, который должен заниматься всеми бумажками. В СПбГУ было несколько чудесных живых организмов, потом ректором стал человек, одержимый комплексом Герострата. Он должен был что-то быстро изменить, и все развалилось.


Учитель боится чирикнуть


- Но вы ведь можете что-то изменить на своем уровне, вырастить поколение детей, которое что-то исправит?

- Мне кажется ужасным наше отношение к учителю как к социальному явлению. В США к такой ситуации все привыкли: родители всегда правы, учитель боится чирикнуть. У нас это выливается в следующее: одиннадцатиклассник ни черта не делает, учитель ставит ему двойку. А потом включается администрация и говорит, что мы не имеем на это права. Я в такой ситуации все равно ставлю двойку, ученик ведь ничего не знает. Тогда родители бегут жаловаться в РОНО, оттуда приходит доброжелательная женщина и объясняет, что мы все равно должны будем поставить тройку. Иначе родители будут жаловаться в прокуратуру.


Свои университеты


- Это ситуация в одной из лучших физико-математических школ города. Возможно, в гуманитарных лицеях все лучше?

- Гуманитарные школы глубочайшим образом несчастны, потому что каждый школьник, который в пятом классе ничего не может сделать на уроке математики, начинает считать себя гуманитарием. Родители его поощряют, устраивают в соответствующий лицей, а этот ученик просто тупица тупицей.

Специализированные школы не всем нужны. Я знаю грандиозного дядьку слесаря, он может сделать абсолютно все. У таких людей должен быть какой-то свой университет, тридцатая школа им ни к чему.


Новые ломоносовы

-Сейчас нет стимула для того, чтобы появлялись новые ломоносовы. И скоро им снова придется приходить в столицу пешком, добиваться всего своим гением, потому что новая система образования ничего не дает. Но время одиночек прошло, знания стали узко специализированными. Сегодня даже Ломоносову пришлось бы начинать с внедрения в какую-нибудь компанию. И энциклопедисты больше никому не нужны. Что же, тем хуже для нас, потому что великие ученые обязательно придут, но сегодня они не смогут пробиться.

Это все

Говорит учитель физики Юрий Амбросовский:

- В Советском Союзе питерский физфак выпускал 275 человек в год, сейчас около ста. Из них восемьдесят уезжает на Запад, пятнадцать идут заниматься чем-то, не связанным с наукой, только единицы остаются здесь заниматься физикой. Возникает вопрос, зачем государству готовить столько специалистов? Пускай лучше сократят набор, при этом сохранят финансирование.

На физическом факультет СПбГУ исчезло такое понятие, как научное школа. Для того чтобы создать новую, нужно удержать там студентов. А чем их привлечь? И где взять ученых, если стране вдруг снова понадобятся физики? Хочется верить, что когда-нибудь это произойдет.

Но пока России нужны инженеры, которые могут обслужить трубу, подсчитать, сколько нефти по ней получится перегнать, финансисты, которые оценят расходы и юристы, которые оформят договор. И это все.


Ты меня уважаешь?


У современного профессионального образования в России две проблемы: низкий престиж и плохая подготовка студентов.

Как с этим справиться, рассказал один из разработчиков стратегии развития профессионального образования до 2020 года ректор Национального исследовательского университета Высшая школа экономики Ярослав Кузьминов.

- Если сегодня на рынок труда ежегодно приходят 1, 4 миллиона выпускников вузов, 420 тысяч человек со средним специальным образованием и 490 тысяч с начальным профессиональным, то к 2020 году выпускников техникумов и ПУ станет в 1, 5-2 раза меньше.

Вместе с тем от 30 до 40 процентов рабочих мест в различных отраслях предназначено именно для квалифицированных исполнителей.

Выходом из сложившейся ситуации Ярослав Кузьминов называет создание системы прикладного бакалавриата, когда человек поступает в университет или колледж, а через два года продолжает образование по академической программе, решив потратить на это еще два года, или по прикладной, нацеленной на освоение конкретных технологий и навыков, которая длится год.

Таким образом, уверен Кузьминов, удастся решить сразу несколько задач, в том числе закрыть вакансии по рабочим специальностям за счет притока квалифицированных исполнителей и поднять престиж начального и среднего профессионального образования.

Александр ЯЦУРЕНКО

К списку публикаций

On-line газета

RSS Лента новостей о работе
Rambler's Top100
© ООО Издательский дом "Профессия", 2014.