Санкт-Петербург Вакансий : 1088Резюме : 26
Разместить вакансию в газету
Разместить вакансию на сайте
Разместить резюме

Невыносимая легкость промышленности

газета «ПРОФЕССИЯ» № 10 (1441) /30.01.2012 - 01.02.2012/

 Опытные работники выходят на пенсию, молодые люди не собираются ломать руки на производстве и даже гастарбайтеры очень скоро возвращаются на родину. Остаются только китайские товары и никакого российского производства.

О том, что за люди работают в легкой промышленности Санкт-Петербурга, а главное, откуда они приходят, рассказывает человек, который придумывает и разрабатывает сумки, модельер-конструктор Дана Скорик.

 

Пора набить руку

 

- Кадров не хватает, два-три года назад последние старенькие швеи ушли на пенсию воспитывать внуков. Молодых людей шитье особенно не привлекает – работа сдельная, платят не очень много. Швея с высокой квалификацией, тетенька, которая руку набила, может заработать нормально. Человек с меньшим опытом и получает меньше.

Вопросом, где брать работников, озадачены все производители. Это серьезнее, чем проблема фурнитуры, которая в России в принципе не производится, приходится заказывать ее в Китае или придумывать модель под те молнии, которые есть, не наоборот.

 

Один за всех

 

- На одних предприятиях существует разделение труда: есть швеи, есть клейщицы, есть работники раскройного цеха. На других, более мелких производствах, где не все работники оформлены официально, все обязанности берет на себя один человек. Он и клеит, и шьет, и прокрашивает, но получает примерно столько же, сколько участник технологического процесса на сравнительно большом предприятии.

 

Слияние и поглощение

 

- К нам в Институт технологии и дизайна на факультет дизайна кожаных изделий раньше был большой конкурс, а в последние годы пришлось даже объединить кожевенников с дизайнерами по стилю в один поток. Не представляю, чему они вместе учатся.

 

Резать – не шить

 

- Модели обуви, которые производятся, например, на «Скороходе» не слишком современные, а цена, как у итальянских моделей. То ли ее специально задирают, то ли хороших дизайнеров не могут найти? Но производство требует больше оборудования, больше профессионально подготовленных людей. Для натяжки верха обуви на колодку нужна мужская сила. У нас, кстати, тоже на пресс, на раскройку кожи чаще нужны мужчины. Но раскройщика легче найти, чем швею  - его научить легче. Правильное расположение лекал на куске кожи не требует особенных знаний, на прессе достаточно нажать несколько кнопок.

 

«Я не буду ломать руки!»

 

- Со старыми опытными швеями тоже тяжело работать. Они боятся любого новаторства – конфликт между дизайнером и швейным цехом - это уже классика жанра! С этим, наверное, столкнулись все мои коллеги. Вот классическая фраза работника: «Напридумывали тут…». Пока сам не сядешь за машину, не покажешь, что этот элемент можно прошить, будут говорить: «Нет, это очень сложно, я не собираюсь здесь руки ломать». Швеи привыкли работать по сценарию, и нам приходится заставлять их делать новое хитростью, всевозможными уловками.

А ведь в любой новой модели есть элемент, который не хочется шить – какая-нибудь мелкая деталь, которую лень отстрачивать. Все, над чем приходится повозиться лишние две-три минуты, отнимает у работницы деньги. Прежнюю модель делали быстрее, соответственно, больше зарабатывали.

 

Идеальный сбыт

 

- Зарплату, конечно, со временем поднимают. Но платить швее, скажем, 70 тысяч рублей в месяц нерентабельно, просто разорительно для компании. Для этого руководство должно обеспечить идеальный сбыт, а у нас рынок насыщен, в первую очередь, китайскими моделями.

 

Все равно уедут

 

- На многие производства нанимают швей из Таджикистана. Они покладистые, работают неплохо, им можно меньше платить. Эти женщины приезжают сюда не просто так – хотят заработать на приданое дочери или на новый дом, поэтому работают столько, сколько ты скажешь, в том числе сверхурочно. Но профильного образования у приезжих нет, их приходится всему обучать, а потом (через полгода или год) они все равно уезжают. Получается, что проблема нехватки кадров решается только на время.

Еще работают девушки из Сибири, из Бурятии. Они приехали сюда учиться, а к нам устроились временно. Причем образование не играет роли – с тем же успехом эти девушки могут работать продавцами.

 

От и до

 

-         Однажды я видела объявление, что за изготовление одной сумки платят 2,5 тысячи рублей – это очень много, но я подозреваю, что там всю работу приходится проделывать в одиночку, от начала и до конца.

 

Кому быть?

 

Ни одна экономическая программа не объясняет, какие направления российской промышленности будут развиваться, и каких специалистов необходимо готовить уже сегодня.

На эту роковую неопределенность жалуется первый заместитель директора научно-исследовательского института развития профессионального образования Лиля Адисовна Кравцова.

- Президент назвал цифру – 20 миллионов рабочих потребуется для того, чтобы обеспечить все существующие рабочие места. То есть востребованность есть. Но непонятно, какой  процент в структуре национальной экономики будет занимать промышленность. Она будет составлять 50 процентов от всей национальной экономики или 30-40? А аграрный сектор? Там тоже есть промышленные рабочие места.

Сохраняется  дисбаланс стоимости труда – то есть трудозатрат, и цены на этот труд. Молодежь за 15 тысяч работать не пойдет с восьми утра до пяти вечера. Государство  должно гарантировать, что справедливость в оплате будет законодательно закреплена и выдержана. А сегодня на рынке труда этого нет. Зарплата колеблется в огромном диапазоне. Соотношение высоких зарплат у небольшого числа работников, и доходов восьмидесяти процентов населения носит радикальный характер.

И как молодежь должна ориентироваться в жизни? Мы не находим источников, которые объясняют молодым людям (в противовес тому, что есть вокруг), что именно труд создает все блага, которые нам нужны.

Александр ЯЦУРЕНКО

К списку публикаций

On-line газета

RSS Лента новостей о работе
Rambler's Top100
© ООО Издательский дом "Профессия", 2014.