Санкт-Петербург Вакансий : 1055Резюме : 27
Разместить вакансию в газету
Разместить вакансию на сайте
Разместить резюме

Повторить невозможно

газета «ПРОФЕССИЯ» № 12 (1443) /03.02.2012 - 06.02.2012/

У нее украли сковородку, и несчастная женщина помчалась в преисподнюю, чтобы отобрать ее у чертей…

Картина Брейгеля «Безумная Грета» однажды подтолкнула Ольгу Сорокину к созданию кукольного образа народной героини средневековой Европы.



Такая работа уже по определению обязана быть произведением искусства, иначе просто смысла не имеет браться за нее. Как можно решиться посягнуть на великое?

Не могу ответить на вопрос. Это тот редкий для меня случай, когда я делала куклу, точно представляя себе ее образ. Самым сложным было сделать ее бегущей, передать не только страшную эмоцию, но и рвущуюся стихию движения. Получилось.

Когда я привезла свою Грету на выставку в Москву, внимание на нее сразу обратили не только обычные посетители, но и профессиональные художники. Один очень долго ходил вокруг куклы, рассматривал ее внимательно и все что-то бормотал. Потом подошел, кивнул утвердительно и произнес: «Отлично! Как у вас все выдержано! И сечение треугольное совершенно». А я стою, глазами хлопаю, какое такое сечение, спрашиваю. «Как? Вы не в курсе? Про треугольник не знаете? Вы что, не художник?» – восклицает он очень эмоционально. Пришлось признаться – не художник. А позу делала, поставив фигуру на спортивный крутящийся диск для занятий аэробикой. Так и сяк ее вертела, и если что-то глазу не нравилось, меняла положение, а если все устраивало, фиксировала.

Вы не художник?!

Я бухгалтер. Правда, уже в прошлом. Техникум закончила соответствующий и 30 лет в разных организациях сводила дебет с кредитом. И должна сказать, что профессии своей по-настоящему признательна. Благодаря ей в самое сложное время удавалось держаться на плаву.

Это сейчас я член Уральской ассоциации художников-кукольников, а еще восемь лет тому назад ничего подобного в планах не было.

Но с чего-то все началось?

– Восемь лет тому назад захотелось мне почему-то украсить новогоднюю елку игрушками, сделанными своими руками. Вспомнила о папье-маше, с которым учили обращаться в школе, и начала делать овечку. Она получилась такой страшненькой и не похожей вообще ни на какое животное, что чуть было слезу над ней не пустила. Но внутренняя энергия уже забурлила и потребовала выхода. На глаза попался кусок гипса, оставшийся от ремонта, а под руки подвернулся столовый нож, и я начала отсекать лишнее. Получилась голова.

Потом я стала собирать майонезные баночки, заливать их гипсом, сушить на батарее, из этого выходили заготовки для голов. И я резала, резала… Через некоторое время вся квартира была уставлена этими белыми головами. Все они были разными и с эмоциями.

Может быть, в бухгалтерской своей жизни вы рисовали, лепили?

– Лепить я не любила с детства. Мама однажды сказала: «Оля, ты не лепи, у тебя не получается». Откуда что взялось сейчас, не знаю. А основной толчок к моему нынешнему развитию дал Интернет. Именно здесь я обнаружила невероятное количество кукол и кукольников и узнала о существовании специальных пластических материалов, необходимых для создания кукол. Потом закончила базовые курсы, чтобы научиться работать с пластиком.

Не знаю, беда ли моя, счастье ли, то, что я варилась в собственном соку. Найдись кто-то в моем окружении, кто мог бы свести с людьми, которые занимались чем-то подобным, думаю, результат был бы сегодня другим. Вряд ли лучшим. Потому что у меня есть «Чуловеки». Когда я впервые показала их на выставке, все ахнули. Таких кукол больше нет.

Подтверждаю. Они явно выбиваются из общего кукольного ряда.

– Я не люблю индифферентных кукол, хотя каждая имеет право на жизнь, у кого-то одежда красивая, у кого-то лицо, но эмоцию очень трудно поймать. Если я эмоцию не сделаю, я разочаруюсь.

Как сделать эмоцию?

– Спонтанно. Вдруг. Если я продумаю весь процесс, никогда не начну лепить. Точно так же, как в школе я не умела писать черновик сочинения. Если я начинала писать с черновика, у меня получалось новое сочинение. Так же и с куклами. Я просто начинаю лепить, и все зависит от того, какое у меня в данный момент настроение, такой получится и кукла. Сижу, полчаса леплю и смотрю, что получается, а потом она уже сама мне помогает и называет свое имя.

Не умею работать по замыслу и по заказу. Пробовала, но когда начинаю, возникает ощущение, что в первый раз взяла в руки пластилин. Делаю только то, что требует мое внутреннее состояние. Отсюда и психологизм, и эмоциональность.

Скажем, сделала я «Девочку-старушку», на нее с одной стороны посмотришь – ребенок, с другой глянешь – пожилая женщина. Как это родилось? А потом стихи почитала Волошина: «То в виде девочки, то в образе старушки, то грустной, то смеясь – ко мне стучалась ты…» Как мы, живущие в разные времена, совпадаем?

На куклах можно заработать?

– У меня нет цели заработка, я не могу делать на потребу. Кукол покупают либо посетители выставок, которые проводятся в разных городах от Москвы до Красноярска, либо коллекционеры. И многие кукольники вынуждены делать «сувенирку», чтобы оправдать дорогу, аренду, посещение мастер-классов. Всегда есть спрос на новое. Но делать моих кукол на потоке невозможно. Я всегда позволяю фотографировать, проверено, моих – повторить невозможно. Если бы я что-то попроще делала, давно бы уже скопировали и начали производство в промышленных объемах. Так что не думаю, что когда-нибудь смогу разбогатеть. Куклы не кормят, но счастье приносят.

Моя знакомая делает фарфоровых кукол, она вычислила свою нишу и делает реплики с французских фарфоровых кукол ХVIII века. Особого удовольствия она от этого не получает. Она просто не разгибается, но коллекционер из-под рук все забирает. Творчество в этом присутствует, но очень в небольших количествах, зато денег достаточно. Каждый сам выбирает.

Как вы с ними расстаетесь? Не жалко отдавать в чужие руки?

– Первых кукол я настолько любила, что казалось, никогда не смогу с ними расстаться. Но расставаться нужно, чтобы освободить место в душе для следующих. Я знаю, что если очень люблю куклу, у меня никто ее не купит, но как только начинаю отпускать, ее сразу забирают.

Мои «Чуловеки» – это стиль. Кому-то запали в душу «Дети-очкарики», кому-то «Ангелы недели», а еще были «Ветры»…

Я не боюсь, что их будут повторять. В них главное не то, что они плоские и неправильные, главное – эмоция. Как Пикассо глаз на груди я, конечно, не нарисую, хотя, кто знает…

Александра ЛЬВОВА

К списку публикаций

On-line газета

RSS Лента новостей о работе
Rambler's Top100
© ООО Издательский дом "Профессия", 2014.