Санкт-Петербург Вакансий : 1096Резюме : 24
Разместить вакансию в газету
Разместить вакансию на сайте
Разместить резюме

Переступить черту

газета «ПРОФЕССИЯ» № 46 (1477) /25.04.2012 - 27.04.2012/

Российская Военно-медицинская академия (ВМА) может превратиться в третий по счету медицинский факультет Санкт-Петербургского государственного университета.

Ректор СПбГУ Николай Кропачев обратился с такой просьбой к Владимиру Путину. Возможно, присоединение и не состоится, ВМА сохранит автономию, но тогда ей придется переехать за черту города.

Обещания возвести современный центр на аэродроме в Горской, не радуют преподавателей. Военные медики говорят о том, что переезд заставит изменить всю систему обучения. И даже хуже. «Попытка перевести Академию за город это ее разрушение. Мы считаем такое отношение к нашей Alma Mater безнравственным», - возмущается академик РАМН, профессор кафедры нейрохирургии, руководитель Научно- практического центра нейрохирургии 2-ой многопрофильной городской больницы Виталий Александрович Хилько.


300 лет у постели


Болонскую систему невозможно совместить с российской традицией высшего образования, а старейший медицинский вуз страны не может существовать на аэродроме. К сожалению, сегодня сомнению подвергаются обе эти истины.

На их защиту встает член-корреспондент РАМН, заведующий кафедрой нормальной физиологии ВМА Владимир Олегович Самойлов.

Нидерланды-Италия


Казалось бы, мы стремимся к гражданскому обществу. Но в моем понимании это в первую очередь то общество, в котом каждым делом занимаются профессионалы, а не какие-то странные эксперты, наши или зарубежные, не знающие ни истории, ни традиций.

Наша история исчисляется с 1733 года, за триста лет что только с Академией не делали.

Здесь была создана самобытная система высшего медицинского образования, отличающаяся от всего, что практиковалось в Европе. И когда нам навязывают болонскую концепцию, говоря, «возьмите из нее лучшее и сохраните лучшее, что у вас есть», мы отвечаем: «Это невозможно, есть принципиальные различия». В каких-то деталях реально подстроиться, но соединение в главном может привести к наихудшим последствиям. Меня не стоит упрекать в квасном патриотизме: систему, которую я защищаю, разработал голландец, внедрена она была волей Петра. Ее краеугольный камень – воспитание врача у постели больного.


Забытое заклинание


Говорят, для нас будут построены современные фешенебельные корпуса, мы получим клиническую базу, которой нет и в Европе. Если бы речь шла о больнице, нужно было бы ставить во главу угла клиническую сторону. Но мы говорим об учебном заведении. И для нас клиническая база совпадает с учебно-материальной, извините, если это звучит цинично. Мы подбираем именно тех больных, которые нужны для обучения и воспитания молодых людей. И, если медицинским факультетам Европы полагалась всего одна палата на шесть коек, чтобы исследовать там все болезни, то здесь идея заключалась в том, чтобы создать медицинские школы при крупных госпиталях. Так и сделали. В сухопутном и морском госпиталях по 500 коек. Здесь количество переходит в качество, это надо понимать. А то мы как заклинание произносим: «воспитание врача у постели больного», но не вкладываем в это никакого смысла.


Опасные инновации


В 18 веке были три попытки реформировать Академию, подогнать ее под европейский стандарт. Ничего не получилось – отстояли наши предки. Попытка, которая предпринимается сейчас, может привести к уничтожению ВМА.

Людей, которые любят реформы, всегда хватает. Но есть области, где излишние инновации в тысячу раз опаснее консерватизма. Это относится и к учебному процессу, и к науке, и к медицине.


Академик РАМН, профессор, заведующий кафедрой нервных болезней ВМА Александр Анисимович Скоромец:

За границами здравого смысла

Медицинские профессии не нуждаются ни в какой перестройке, потому что взаимодействие «врач-больной» это взаимоотношение двух субъектов. Когда в него внедряется третья структура, возникает разлад. Врачевание не может управляться административно. Поэтому все разговоры о стандартах, по которым должны действовать и обучаться медики, выходят за границы здравого смысла.

Другое дело – условия, в которых осуществляется лечение. Врачи не могут изменить ситуацию в обществе: обеспечить просторные палаты, современную технику.



Ректор Восточно-Европейского Института Психоанализа Михаил Михайлович Решетников:

Не сохранит ни один учебник

Академия уничтожается уже лет пять, причем целенаправленно. И это касается не нас – мы состоявшиеся люди. Душа болит из-за предательства интересов раненых солдат и офицеров. Мы ведь боремся не за кусок хлеба, не за звания и должности. Задача в том, чтобы сохранилась передача знаний от поколения к поколению. Есть знания, которые не сохранит ни один учебник, некоторые вещи передаются только от человека к человеку. Это способ общения, способ преподавания, формирование уважения к профессии и к армии. Мы гордились тем, что стали наследниками Павлова, Пирогова и Бехтерева. Такому нельзя научить того, кто не видит живые примеры каждый день.


Главный врач городской многопрофильной больницы №2 Игорь Стефанович Фигурин:

То же самое, что поджечь

Нельзя, усовершенствуя Эрмитаж, предложить повесить картины в лесу за Зеленогорском. Так же нельзя спокойно слушать апологетов немецкой школы о том, как нужно редуцировать нашу систему образования. Мы прекрасно знаем, о чем идет речь – учились в Аугсбургской военно-медицинской академии под руководством замечательных германских медиков. Там человек занимается в институте, а потом приезжает в небольшую дивизию на практику. И когда говорят, что сложившуюся столетиями уникальную систему, соединившую обучение, лечение и науку необходимо разрушить…

Позиция специалиста, который не знает, что такое отпуск, что такое выходные, но способен мгновенно действовать на подводной лодке и понимает, чем отлчиается пневмония в окопах от воспаления легких на диване, формировалась веками. Нельзя поднять ВМА и перенести ее в другое место, это то же самое, что ее поджечь.

Александр ЯЦУРЕНКО

К списку публикаций

On-line газета

RSS Лента новостей о работе
Rambler's Top100
© ООО Издательский дом "Профессия", 2014.