Санкт-Петербург Вакансий : 1307Резюме : 29
Разместить вакансию в газету
Разместить вакансию на сайте
Разместить резюме

Столица двух полюсов

газета «ПРОФЕССИЯ» № 54 (1485) /18.05.2012 - 21.05.2012/

Крупнейшим мировым центром исследования полярных областей может стать лаборатория, созданная в СПбГУ.

Среди результатов ее работы – участие в издании уникального геоморфологического атласа Антарктиды, первого в мире справочника, описывающего и воспроизводящего рельеф целого континента.

Лаборатория «Геоморфологические и палеогеографические исследования полярных регионов и Мирового океана», созданная в рамках гранта в ноябре 2010 года, отличается комплексным подходом, она оснащена самым современным оборудованием для выполнения исследований.

Признают значение лаборатории и ведущие зарубежные ученые. Председатель Международной комиссии по Антарктике Йорн Тиде, отмечает, что в Петербурге создана не только мощная материально-техническая база, но и собран талантливый коллектив ученых. «Университетская лаборатория находится в выигрышном положении, потому что она постоянно получает приток молодых талантливых и мотивированных специалистов», - уверен немецкий ученый.

Действие мегагранта, выделенного правительством, продлится еще два года. И хочется верить, что по истечении этого срока приток мотивированных специалистов не прекратится и талантливый коллектив не распадется.


Бумажные лаборатории


Молодые люди возвращаются, финансирование растет, но говорить о возрождении российской науки пока рано. Своими надеждами и сомнениями делится заведующий кафедрой геоморфологии СПбГУ Андрей Иванович Жиров.


До свадьбы


- Романтика никуда не делась. Экспедиция, что в Атлантику, что в море Лаптевых, да хоть на Ладогу - это очень важно. Нам кажется, что все изучено. Нет, стоит начать говорить с коллегами, выясняется, что нехватка денег сказалась на всем. Например, у нас нет подробных описаний верховья Лены. Там открывается непочатый край работы – больше 200 километров живописных ущелий, мест, где можно передвигаться только по реке.

- То есть, тяга к открытиям – единственное, что влечет студентов и аспирантов в экспедиции?

- Кроме всего прочего, там молодые люди получают удвоенную зарплату. В университете лаборант зарабатывает 6 тысяч, в Атлантике12-15 тысяч рублей. И это высвобождает время, начинающему ученому больше не надо искать работу на стороне. Хотя, не будем идеализировать, наукой легче занимаются неженатые студенты и выпускники. Сразу после свадьбы потребности возрастают, это неизбежно сказывается на занятиях.


Ученые разучились работать


- Какие направления исследований вы собираетесь развивать?

- В лаборатории мы объединили три направления. Обычно экспедиционники ездят, куда бог пошлет, в Петербурге сидят химики, занимаются своей кухней. Специалисты-картографы воспринимают себя как отдельную касту. И только здесь разные специалисты понимают, что нужно работать вместе.

Атлас, который мы сделали, – итог общей работы.

- Как вы отбираете студентов для экспедиции?

- Знаете, они сами приходят. Сначала год или дольше работают по избранной тематике, потом понимают, что продолжить исследования можно только на практике.

- Скажите, нынешнее государственное финансирование - это разовое вливание, или можно рассчитывать на продолжение исследований?

- Если грант будет продлен еще на два года, исследования продолжатся. Но проблема в другом, некоторые ученые настолько разучились работать, что им уже и деньги не помогут. В некоторых сибирских университетах через год после получения гранта к приезду комиссии начинают вывешивать бумажные надписи на аудиториях, якобы это лаборатория.

Я надеюсь, что деньги, которые нам выделили, не разовое вливание. Понятно, что из сорока грантов первой волны останется не больше половины. Но дальше мы должны сами выдвигать новые программы, за четыре года многое можно сделать.


На Чукотку? Вот деньги!


- Сам принцип мегагрантов кажется вам приемлемым?

- Наверное, да. Это толчок для исследований. Единственное, хорошо бы увеличить сроки – продлить финансирование для тех институтов, которые показывают результат. Мегагрант отсеивает тех, кто не хочет работать. Люди за 20 лет настолько привыкли жаловаться, что у них ничего нет! А тут появляются зарплаты, помещения, возможность организовать экспедицию. А ведь для молодых людей открываются такие возможности! Нужно съездить в Массачусетский университете? Пожалуйста! На Чукотку? Вот деньги!

- Речь действительно идет о возрождении российской науки?

- Нет, поднять все направления пока нереально. Но для естественных наук мегагрант - спасение. Без него просто не потянуть полевые работы.



Родители очень ругали


Плавание в Атлантику впереди. А пока магистрант кафедры геоморфологии Тимофей Кузнецов вспоминает, как выбрал будущую профессию. Дело было на даче, незадолго до поступления в школу.


- Что самое интересное в ваших исследованиях?

- Меня в них привлекает то, что это абсолютно новая работа, ее до нас никто не делал. Еще очень важно взаимодействие с самыми известными профессорами. Я ведь не просто так выбрал профессию, считаю, что мне с ней очень повезло.

- Чем вы конкретно занимаетесь?

- Рельефом океанических хребтов. Причем определился с направлением еще до школы.

- До школы человек, наверное, таких слов не знает.

- Слов не знает. Но мои детские игры были связаны с будущей профессией. Я на даче занимался моделированием геологических процессов – устраивал сель, грязевой поток, на садовой дорожке. Родители меня очень ругали.

Поступив в университете, понял, что буду заниматься тем же самым.

- Работа с картами кажется очень монотонной.

- Меня она не пугает. Я умею разнообразить свой труд. С утра часа три сижу за компьютером, потом иду погулять, вечером возвращаюсь к работе.

- Что товарищи говорят о твоих занятиях? Наверняка, многие уже зарабатывают по 50-100 тысяч, занимаясь бизнесом.

- Ровесники за меня радуются. Мне кажется, если бы у них была такая возможность, они бы тоже выбрали научную работу.

Александр ЯЦУРЕНКО

К списку публикаций

On-line газета

RSS Лента новостей о работе
Rambler's Top100
© ООО Издательский дом "Профессия", 2014.