Санкт-Петербург Вакансий : 1120Резюме : 49
Разместить вакансию в газету
Разместить вакансию на сайте
Разместить резюме

Работа, которой не видно

газета «ПРОФЕССИЯ» № 147 (1578) /24.12.2012 - 26.12.2012/

Российские реставраторы известны во всем мире – сказываются и школа, и личное мастерство. А в Петербурге их не хватает. Хотя оказаться на лесах дворцов и храмов XIX века не так сложно, как кажется.

 

Он сам пришел

- Есть два пути, по которым люди к нам приходят, - рассказывает реставратор декоративных штукатурок и лепных изделий Максим Морозов. - Бывает, ребята появляются сами, начинают учиться нашему ремеслу, потому что интересно. Но чаще мы привлекаем на практику молодых людей из специализированных вузов. Кто-то потом остается, продолжает работать по специальности.

Максим сам появился на площадке безо всякой подготовки. Устроился подсобным рабочим, потом понемногу научился всему у мастеров. И только после этого получил профильное образование. То есть задом наперед прошел цепочку, которую так старательно выстроили специалисты.

 

Мы университетов не кончали

- В Союзе реставраторов мы стараемся развивать комплексный подход, - описывает ее  Председатель совета Союза реставраторов Нина Шангина. - Чтобы реставрационное образование, проектирование, выполнение работ были между собой связаны. И объединялись самые разные предприятия, которые сейчас есть на рынке реставрационных работ.

Главный реставратор города называет главной задачей подготовку молодых кадров, которые потом придут в реставрацию. Программа предполагает и меры по финансовой поддержке образовательных учреждений, и устройство учащихся реставрационного лицея и профильных вузов на практику и на работу.

Сегодня специалистов готовят  в трех вузах:  ГАСУ, Университете культуры и искусств и Академии художеств, но лучшими в отрасли считаются выпускники Реставрационно-художественного профессионального лицея.

 

Мы все чертим…

- Если в большинстве отраслей после вуза люди могут работать, реставрационное ремесло предполагает долгое присутствие наставника. И без тесной взаимосвязи между предприятиями и учебными заведениями вырастить грамотного специалиста невозможно, - объясняет Нина Шангина.

Ее слова подтверждают другие специалисты.

- Я окончила Архитектурно-строительный институт и могу сказать, что в нашем образовании не хватает практики. Реставрационная кафедра, скорее, направлена на реконструкцию, сама реставрация дается поверхностно. А если тебе не покажут, как она делается руками, очень тяжело самому научиться. Архитектор должен чувствовать лепку, знать, как золото кладется. А мы все чертим… - сетует молодой архитектор Татьяна Пузырева.

 

Каждому жителю Петербурга

Но подготовка работников - лишь средство. Главная цель реставраторов – служение нашему городу.

- Мы хотим, чтобы каждый петербуржец как можно больше знал о реставрации. Это важнейшая отрасль, она влияет на жизнь каждого жителя Петербурга, - уверена Нина Шангина.

- Я работаю с экстерьером  - с внешним обликом фасадов. В том числе зданий, знаковых для нашего города. Например, церковь на Камской улице реставрируется не первый год, сейчас разрушенная верхняя часть главки уже восстановлена, мы переходим к финальным работам в нижней части сооружения, - говорит о своим делах Максим Морозов. - Завершено в этом году и здание на Невском 147 (дом в стиле модерн на углу Староневского и улицы профессора Ивашенцова) и экстерьерные работы в церкви Благовещенья.

 

Не пылить на горожан

Одним из самых трудных объектов в практике Татьяны Пузыревой стал Китайский дворец в Ломоносове.

- Он в свое время отапливался печами, и нам было нужно придумать, как сохранить здание, чтобы и штукатурка, и мрамор уцелели. Пришлось применить новые технологии – осушители, увлажнители, обогрев, - вспоминает архитектор.

Сложность большинства решений вызвана тем, что Петербург - не просто гигантский музей, он действующий мегаполис.

- Нужны новые технологии, которые позволяют незаметно работать в городе, который живет. Сегодня разработаны методы очистки памятников, которые позволяют практически исключить выбросы пыли. Раньше известковый раствор готовили в специальной яме, сейчас это и представить невозможно – появились готовые материалы. Но технологические  достижения должны применяться так, чтобы наше вмешательство оставалось незаметным, - предупреждает Нина Шангина.

 

Без позолоты

К сожалению, сегодня власти Петербурга не могут составить внятный план работ. А значит, реставраторы не знают, какие специалисты потребуются завтра: сколько будет нужно позолотчиков, лепщиков и штукатуров. Каждый объект требует особенного подхода и определенного количества специалистов. Отсюда и нехватка кадров: иногда работнику проще найти другую профессию, чем ждать следующего заказа.

Сегодня начинающий реставратор может рассчитывать на 20-25 тысяч рублей в месяц, в зависимости от квалификации.

Позолотчики получают больше, но попасть в сложившуюся бригаду трудно. Проще начать с лепки – лепщики охотно берут практикантов на лето, да и работа там не такая тонкая.

Для того чтобы стать художником-реставратором, одного сезона не хватит - потребуется несколько лет.

А на архитектора или технолога, разумеется, придется учиться.

- Быть архитектором в реставрационной компании, а  не на стройке и интереснее и сложнее, - говорит Татьяна Пузырева. - Нужно не только знать новые технологии, но и разбираться в старых приемах. Владеть историей архитектуры, стилистикой. А это заметно расширяет кругозор.

 

Кто ты такой?

На этот вопрос, заданный безо всяких уточнений, один из четырнадцати россиян называет свою профессию. Именно она оказывается главным способом самоидентификации человека.

Разумеется, таких людей значительно меньше, чем тех, кто называет себя гражданами России (по данным ВЦИОМ таких набирается 55%) или просто людей (так отвечает каждый третий). При этом «профессионалов» заметно больше, чем «граждан мира» или тех, кто определяет себя по религиозной принадлежности.

А еще 26% россиян считают, истинный патриотизм выражается «в работе с полной отдачей по своей  специальности».

 

Александр ЯЦУРЕНКО

К списку публикаций

On-line газета

RSS Лента новостей о работе
Rambler's Top100
© ООО Издательский дом "Профессия", 2014.