Санкт-Петербург Вакансий : 960Резюме : 36
Разместить вакансию в газету
Разместить вакансию на сайте
Разместить резюме

Перекур окончен

газета «ПРОФЕССИЯ» № 15 (1594) /11.02.2013 - 13.02.2013/

Многие начали курить, потому что перекур означал перерыв в работе. А стоять и бездельничать без сигареты не полагалось.

 

О пользе воздержания

Скоро работа превратится в непрерывный процесс. Курение на рабочих местах в том числе в специально оборудованных помещениях будет запрещено.

Такую поправку в третью редакцию скандально известного «антитабачного» закона внесли депутаты Государственной думы и главный санитарный врач России Геннадий Онищенко.

Чиновник не считает, что предложенные меры ущемляют права курильщиков. По его мнению, напротив, ограничения должны облегчить жизнь безвольным людям и помочь им «не курить где попало». «Они больные, зависимые,- настаивает главный врач. - Это своего рода наркомания».

По мнение Онищенко,  воздержание от сигареты даже в течение пятнадцати минут принесет пользу.

 

Время перемен

Вторая редакция закона была не такой жесткой. Она предписывала руководителям предприятий и учреждений оборудовать проветриваемые боксы для перекуров. Третья полностью запретит курение во всех общественных местах.

Возможно, исчезновение перекуров повысит эффективность работников – будет меньше поводов покидать место. А может, снизит - скажутся раздражение и вялость тех самых «зависимых людей», о которых говорил Онищенко.

У курильщиков есть три года на то, чтобы подготовиться к переменам – найти на работе секретные места, подружится с пожарным инспектором или бросить курить. В полной мере закон вступит в силу только в 2016 году.

 

«А главное, давайте подумаем…»

Есть и еще один факт, который связывает пропаганду курения с занятостью. Известный телеведущий Сергей Доренко недавно признался, что представители табачного лобби – предприниматели, заинтересованные в максимальных продажах сигарет, предлагали ему 10 тысяч долларов за фразу примерно такого содержания: «Курить, безусловно, вредно. Но это уже устоявшаяся традиция. А главное, давайте подумаем, это ведь рабочие места». К подозрительно сходной аргументации прибегали и противники действующего с января закона о запрете на продажу в ларьках и небольших магазинах табачной и алкогольной продукции. В этом случае страдали работники, занятые в малом бизнесе.

Так сохранение рабочих мест становится прикрытием для важных коммерческих решений. И в них заинтересовано столько лиц, что сказать, как в действительности те или иные запреты влияют на рынок труда, почти невозможно.

 

 

Дым отдыха

Читатели «Профессии» по-разному относятся к «поправке Онищенко». Сказываются место работы, пол и, главное, привычка курить или не курить. Но в главном сходятся: полный запрет повредит работе.

 

Анна Новикова, преподаватель английского:

Стараюсь держаться подальше

- Хорошо бы работали какие-то поощрения тем, кто не курит, например, рабочий день на полчаса короче там, где это возможно, или отпуск на 2-3 дня длиннее для некурящих.

Сама я не курю, очень плохо переношу, когда рядом со мной курят, если коллега только что с перекура - стараюсь держаться подальше. Не уверена, что гуманно запрещать курение на рабочем месте полностью (всё равно люди найдут способ обойти закон), а вот обязать работодателей сделать так, чтобы некурящие не страдали от вредных привычек своих коллег (отдельные зоны с хорошей вентиляцией, а не общая лестница, к примеру) - было бы неплохо.

 

Тимофей Николаев, мебельщик:

Где-нибудь за углом

- Если нам запретят курить на работе, большая часть народа будет делать это где-нибудь за углом, втихаря. На предприятии хватает закутков, которые плохо просматриваются. А если совсем прижмут, придется курить только в обед. На какое-то время это усложнит работу, потом, наверное, появится привычка.

На работе уменьшение числа перекуров скажется плохо. В курилке много чего обсуждается – как сделать заковыристый шкаф, в котором много полок на разном уровне или изогнутую кухонную столешницу. Не получается – пошли, покурили, подумали. Начальство с этим не борется. И даже тот, кто не курит, выходит поговорить. Перерывы всем нужны.

Сейчас у нас оборудовано специальное место для курения. Ящик с песком, огнетушитель – все-таки деревянное производство. Я на перекуры трачу пять минут каждый час, получается минут 40 каждый день.

 

Антон Мисин, финансовый директор IT-компании:

Вы что, народ не знаете?

- Запрещать курение на рабочих местах бесполезно! Вы что, народ наш не знаете? Запрет приведет к лишней потере времени – люди будут просто дальше уходить, чтобы покурить. Нет смысла тиранией заниматься, от этого только хуже.

IT- специалистам как людям творческим курение в работе помогает. Когда куришь, переключаешься на другой вид деятельности, это позволяет потом вернуться и сконцентрироваться на основной задаче.

Когда работаешь за компьютером, по трудовому законодательству предполагается перерывы. Так что времени от запрета на курение тоже не станет больше.

Я сам за рабочий день выкуриваю сигарет пять, но, если начинаются нервяки, намного больше.

 

Светлана Лазарева, работник типографии:

Думать только о сигаретах

- Я не курю, и конечно, если бы я думала только о себе, поддерживала бы полный запрет курения везде, где только можно. Но поскольку у меня курящая мама, и я видела, как сильно действуют на ее психику ситуации, когда возможность курения ограничена, я готова смириться с курильщиками, загнанными в курилки.

Сейчас у нас на работе курильщики пасутся на лестнице у входа в офис, и периодически по вентиляции запах приходит к нам в отдел. Мешает, но не сильно. Немного раздражает запах, когда они все прокуренные проходят мимо. Но по сравнению с людьми, курящими на автобусных остановках, на улице в толпе, курильщики на работе мешают гораздо меньше.

Что касается работоспособности, опять скажу на примере своей мамы. Думаю, если ей запретить курить, то думать она сможет только о сигаретах, и работоспособности там не будет. Психологическая зависимость - она такая.

 

Александр ЯЦУРЕНКО

К списку публикаций

On-line газета

RSS Лента новостей о работе
Rambler's Top100
© ООО Издательский дом "Профессия", 2014.