Санкт-Петербург Вакансий : 1231Резюме : 39
Разместить вакансию в газету
Разместить вакансию на сайте
Разместить резюме

Стас Лопаткин: Чтобы быть успешным, не надо думать об успехе

газета «ПРОФЕССИЯ» № 79 (1658) /19.07.2013 - 22.07.2013/

Переступая порог авторской студии модной одежды Стаса Лопаткина, попадаешь в  эксклюзивное пространство: коллекция наперстков и старинных ножниц, изысканные ткани, кружева, интересные книги и альбомы, картины, платья из последней коллекции, цветы. Это  важные штрихи к портрету дизайнера. И свидетельство успеха, признания. А вот какой путь пришлось пройти? Трудна ли профессия модного дизайнера и стоит ли ее выбирать сегодня молодым? Об этом и многом другом  рассказывает петербургский дизайнер и художник, участник многочисленных модных показов в России и в Европе – Стас Лопаткин.


- Дизайнер модной одежды – профессия трудная?

- По-моему мнению, любая профессия трудная. Когда я общаюсь с архитекторами, строителями дорог, для меня полная загадка, как они воплощают свои проекты в жизнь. А людям, не связанным с модой, непонятно, как кусок ткани превращается в модное платье. Важно все делать хорошо в любой профессии.

- Какими качествами должен обладать модный дизайнер, чтобы быть успешным?

- Не надо думать об успехе, а делать то, что тебе нравится максимально хорошо, знать свое дело от А до Я, уметь держать иголку в руках, ножницы, бумагу, карандаш.

- Чтобы все это уметь, где нужно учиться?

- Здесь нет одного рецепта или места. Можно закончить все институты и не стать успешным. По моему мнению, дизайнер модной одежды должен иметь классическое художественное и обязательно ремесленное образование.

- Некоторые молодые дизайнеры считают, что если они могут сделать эскиз костюма, то можно считать себя профессионалом.

- Да, такое мнение существует, но оно не применимо к условиям в нашей стране. Во Франции дизайнера учат как узкого специалиста, который должен только что-то придумывать, делать эскиз и уметь его подать. Он может не разбираться в тканях и технологическом процессе, так как есть другие узкие специалисты, которые хорошо это знают, одни конструируют, другие придумывают технологии, а третьи воплощают все это в жизнь. Их школа существует давно и состоит из непрерывной цепочки изготовления одежды. В России школа была утеряна, а новая не была построена. И сегодня мы создаем это заново. У нас немного другая действительность. Наши дизайнеры могут все, они - ремесленник в первую очередь. Если случится, что модная одежда будет не нужна, они не останутся без работы. Они смогут переключиться на шитье передников, штор, постельного белья. А в Европе дизайнер в такой ситуации выпадет из игры. Так что совсем неплохо, что мы не узкие специалисты.

-Трудно ли попасть на модный Олимп?

- Если есть талант и навыки, материальная база, то это возможно. Без определенного количества денег, это тоже возможно, но займет гораздо больше времени. Деньги нужны на все. Сначала ты работаешь один, шьешь модные вещи, заработав деньги, появляется возможность пригласить помощников. Путь к показу авторской коллекции получается долгим. А если есть деньги, можно сразу нанять команду, сделать коллекцию и ее показать.

- Но в этом случае на модный Олимп попадут богатые, а не талантливые?

- Да, так бывает. Но это, как в шоу-бизнесе. Даже если удалось один раз блеснуть, дальше-то надо тоже работать, чтобы твою одежду покупали. Нельзя только вкладывать и ничего не зарабатывать, никаких денег не хватит. А если ты пропустишь пару сезонов, не будешь участвовать в показах, то о тебе быстро забудут.

- Где учат модных дизайнеров в Европе и в России?

- В Европе школ много, сейчас модно говорить об Англии, о британском колледже Святого Мартина, в котором учился Александр Маккуин. Главная европейская школа – это традиция. В Италии много ремесленных школ и мастерских, которые внутри своей компании готовят будущее  поколение. Часто это семейный бизнес, маленькие, но дорогие компании. Важно не только профессиональное, а и практическое образование, а это не получишь ни за какие деньги нигде. Как говорят, если ребенок родился «в тряпочках», то он или опровергнет этот путь, или продолжит его. Если говорить о России, то в первую очередь это Петербург, а не Москва. Петербургская школа изначально гораздо сильнее. Из учебных заведений в качестве базового образования я бы поставил на первое место Художественно-промышленную академию им. А.Л.  Штиглица и Университет технологии и дизайна.

- А где учились вы?

- Я закончил факультет изобразительного искусства в Педагогическом университете и  швейное училище, где я многому научился и получил практическую школу.

- Что самое трудное в профессии дизайнера?

- Пожалуй, переступить ту точку, когда тебе кажется, что ты делаешь все не так. Профессия наша творческая, а значит, её сопровождают и творческие кризисы. Самое трудное - пройти через это и снова продолжать делать свое дело, невзирая на кризис.

- Важна ли команда в вашем деле?

- Команда очень важна, это обязательно единомышленники, она большая и включает в себя фотографов и стилистов, визажистов и технологов, конструкторов и швей, закройщиков и администратора, уборщиц. Подобрать в творческий коллектив уборщицу не так просто. Важно, чтобы она не выбросила нужную вещь или кусочек ткани. Команда не только создает модные произведения, а и часто дает импульс к новым идеям.

- Страшно было начинать свое дело?

- Мне все всегда страшно. Я уверен во всем на 100%, что делаю сам, но остальное, где участвуют другие, я должен контролировать: каждую строчку, пуговицу, нитку.  Постепенно я понял, что другие люди тоже могут делать хорошо, если правильно поставлена задача. Сейчас гораздо легче, есть команда, и новые люди вливаются не так болезненно.

- Помните ли вы, когда сшили свое первое платье, в каком возрасте? 

- Детские впечатления очень важны. Мне было шесть лет, и я любил играть в театр. Коробка от телевизора превращалась в сцену, где я сам делал декорации и шил костюмы куклам-актерам, то есть создавал зрительную часть спектакля. Процесс шитья костюмов куклам мне был интересен. Моя бабушка профессионально преподавала шитье. Она и поддерживала мой интерес, давала кусочки ткани для моих экспериментов. А другая бабушка хорошо вышивала и вязала. Вся дача была украшена ее произведениями в виде вышивок, подзоров. Она всегда предпочитала вышивать скатерть, чем смотреть телевизор.

- Вы принимали участие в модном показе в Царском Селе 30 июня 2013 года. Расскажите об этом проекте.

- Проект «Ассоциации» удивительный и интересный. До этого проекта дизайнерам был запрещен вход в кладовые музеев, к коллекциям текстиля. Хотя эти коллекции в музеях Петербурга большие и интересные. Сотрудники музея-заповедника «Царское Село» сделали первый шаг навстречу и разрешили рассматривать, изучать, трогать, снимать выкройки с костюмов из своей коллекции. Любой проект состоит из длинной технической подготовительной части и финала – красивого показа. Процесс крайне интересный, ты многое для себя открываешь и узнаешь. Придумывать коллекцию на заданную тему для показа в историческом интерьере  или в экстерьере – очень интересно.

- Расскажите о самых ярких и запомнившихся показах.

- Это каждый последний показ, он является самым-самым. Самое страшное – это первый показ, когда ты многого не знаешь, но это хорошая школа. Показы вне России – незабываемые. На острове Майнау (Германия) было потрясающе жить в замке, быть рядом с семьей Бернадотт, званый ужин, в качестве моделей были артисты Штутгарского балета, и моя коллекция была посвящена Марии Павловне Романовой, которая похоронена там. Другой показ был в Милане, в Palazzo Reale, где я впервые столкнулся с европейским подходом к показу. Любой показ  там делается в первую очередь для специалистов в области индустрии моды, для журналистов, прессы. А у нас модные дома кормят частные клиенты, поэтому в России их приглашают в первую очередь на показы. А сама работа везде одинаковая.

- Кто оказал влияние на формирование вашего вкуса?

- Вкус – это врожденное. Но если с детства ребенка окружает прекрасное, это формирует взгляд. Моя семья всегда любила красивые вещи в интерьере, в сервировке стола, в одежде. И я с детства носил красивую дорогую одежду. Я советую своим студентам – ходите в магазины и смотрите, как сделаны хорошие дорогие вещи.

- Что происходит с модой в России? Развивается ли она и каково ее будущее?

- Мода в Европе – это больше промышленная мода, а у нас – более камерная история, но более художественная. Это не массовое  производство, а индивидуально созданная одежда, которую носят. У нас клиент получает более дорогой, художественный, качественный продукт, который можно считать коллекционным. Таких вещей сейчас не найти в Европе, только за очень большие деньги.

 

Ольга РАЧКОВСКАЯ

К списку публикаций

On-line газета

RSS Лента новостей о работе
Rambler's Top100
© ООО Издательский дом "Профессия", 2014.