Санкт-Петербург Вакансий : 1113Резюме : 48
Разместить вакансию в газету
Разместить вакансию на сайте
Разместить резюме

Бывших учителей не бывает

газета «ПРОФЕССИЯ» № 128 (1707) /11.11.2013 - 13.11.2013/

 

Школьный учитель или университетский профессор может зарабатывать в пять раз больше и со временем стать топ-менеджером или владельцем собственной фирмы. Но при одном условии: если применит весь свой опыт к новому делу – сменит сферу образования на маркетинг.

Об опыте многих своих коллег рассказывает ведущий специалист колл-центра Елена Марченко.


Голос – самое важное

– Я сама по образованию педагог-психолог, работала и по этой специальности, и учителем биологии, и социальным педагогом. Так продолжалось пять лет, потом пришлось сменить вид деятельность.

– Почему?

– Зарплата педагога невысока, особенно у начинающих. Моя категория оплачивалась очень низко. На нынешней работе я получаю в четыре – пять раз больше, чем в школе. А там еще и ответственность несоизмеримая. И личная, и бюрократическая.

– Вашу историю можно считать закономерной?

– Примерно сорок процентов моих коллег пришли на эту работу из сферы образования. Здесь много учителей музыки, хороший голос в колл-центре – самое важное.

У нас работает прекрасная женщина-оператор, ей сейчас 64 года. Три года назад она пришла к нам из школы, где была педагогом высшей категории, учителем иностранных языков. В школах, к сожалению, для пенсионеров есть ограничение по нагрузке, от этого страдает зарплата. А женщине хотелось развиваться. Теперь она здесь, успешно работает на нескольких проектах, где нужны англоязычные операторы.


Уроки китайского

– Знание языка помогло?

– Специалистов такого уровня на рынке труда найти очень сложно. Чаще всего подходящие нам работники, которые говорят на иностранных языках, это как раз выпускники педагогических вузов. Таким людям трудно найти хорошее место, и это при том, что их подготовка позволяет зарабатывать.

– И на сколько свободное владение английским повышает зарплату?

– Процентов на 10-15. И в нашей компании это стартовые деньги, потом добавляются проценты от продаж, от участия в конкретных проектах.

– Это касается именно английского языка?

– Нет, мы набираем работников, владеющих другими европейскими языками. Приветствуется китайский, иногда нужен украинский.


Готов продавать

– Университетские преподаватели у вас тоже есть?

– Один сотрудник пришел к нам из экономического вуза, в котором преподавал историю. Причем сменил сферу деятельности, руководствуясь исключительно необходимостью в саморазвитии. Человек, кажется, знал все и обо всем кроме одного – как и что продавать. Хотя в теории он учил студентов, как происходила торговля в разные времена. Решил разобраться, стал работать оператором.

– Пришлось начинать с низшей должности?

– Как бы человек ни был профессионально заточен на разговор, какие бы у него ни были достижения в чтении лекций, все равно диалог по сценарию и в прямом эфире – сложная работа, она требует переквалификации. Через полгода мужчина сказал, что готов продавать. Сейчас он руководитель подразделения, правда, не в Петербурге, а в Волгограде. Раньше круг общения сводился к студентам и коллегами-профессорами, теперь бывший преподаватель общается с генеральными директорами. Это повышает самооценку, человек не хочет возвращаться в систему образования.


«Зачем я вообще плачу?»

– В чем вы видите главное преимущество бывших педагогов на новой работе?

– Они стрессоустойчивы. Людям из системы образования не нужно объяснять, что такое конфликтная ситуация и как ее решить. Это уже заложено. Еще у педагогов поставленная речь, грамотная подача информации. Нам остается только научить человека нескольким ключевым моментам, необходимым именно в нашей работе.

– А недостатки у бывших учителей есть?

– Дело в том, что бывших учителей не бывает. Человек вроде бы сменил работу, но по-прежнему стремится чему-то научить других. Он пытается воспитывать коллег и даже клиентов. Со временем это сглаживается, но никогда не проходит совсем. Бывший учитель обязательно заполнит все документы правильно, но если ему принесут бумагу, в которой хоть одна цифра исправлена, будет настойчиво рекомендовать все переделать. Возможно, даже напишет регламент по заполнению.

– Клиент как на такое реагирует?

– Если он заинтересован в работе с нами, обычно не возмущается. Ему даже нравится, что сотрудники болеют за дело. Хотя когда клиент оплачивает счет, а менеджер начинает его учить, как вносить реквизиты, клиент задумывается: «Зачем я вообще ему плачу?»


Они поняли, сколько стоят

– Что же будет, когда все преподаватели поймут, что их подготовка позволяет зарабатывать больше в далеких от образования сферах?

– Думаю, они уже поняли, сколько стоят. В школах сегодня очень мало молодежи. Это связано еще и с тем, что государство снижает критерии при подборе сотрудников в организации. Там, где раньше значилось: «Техническое образование обязательно», теперь пишут «желательно». Меняется формулировка, меняется и наполнение.

– Вы говорите, что человеку всегда нужен рост. Из образовательных учреждений специалисты идут в маркетинговые компании. А куда уходят от вас?

– Либо туда, где тихо и без суеты можно сидеть на стабильном окладе, либо вверх в собственный бизнес. Наши работники имеют возможность посмотреть на многие сферы экономики и выбрать свою нишу.


Я тоже хочу

В Петербурге слишком много топ-менеджеров, утверждают исследователи из компании Headhunter.

По их данным, всего за год число соискателей в сегменте «Высший менеджмент» увеличилось на 126%, больше чем в два раза. И это при том, что подходящих вакансий стало больше всего на 33%.

Сегодня на одно место руководителя в городе приходится 4-5 резюме. Соискатели рассчитывают на зарплату от ста тысяч рублей в месяц.

Максимальная зарплата генеральных директоров приближается к 350 тысячам, то есть в десять раз превосходит среднюю по Петербургу.

Александр ЯЦУРЕНКО

К списку публикаций

On-line газета

RSS Лента новостей о работе
Rambler's Top100
© ООО Издательский дом "Профессия", 2014.