Санкт-Петербург Вакансий : 1117Резюме : 48
Разместить вакансию в газету
Разместить вакансию на сайте
Разместить резюме

Человек эпохи вырождения

газета «ПРОФЕССИЯ» № 10 (1736) /03.02.2014 - 05.02.2014/

 

В вузы поступают самые подготовленные, а стране нужны одаренные. И это далеко не одно и то же.

О том, как отличить одних от других, размышляет профессор кафедры общего и сравнительно-исторического языкознания филологического факультета МГУ Александр Александрович Волков.

 

 

Освоение культуры

 

Вопрос о ЕГЭ не тактический для развития нашей страны, он стратегический. У нас много говорили о том, что общее школьное образование дает путевку в жизнь. Но это неправда. На самом деле общее школьное образование это освоение обществом культуры - набора знаний, моделей поведения, опыта, которое мы храним. А мы сохраняем далеко не все, что делаем - возможно, меньше процента того, что производим. Остальное уничтожается. И оно с одной стороны противостоит культуре, с другой на ней и основано. А между культурой и всей остальной деятельностью находится образование. Оно включает новое поколение граждан в систему деятельности, руководствуясь лучшим из культуры. И вот здесь возникает проблема.

 

Не жгите библиотеку

 

Уничтожение культуры всегда называется вандализмом. Самое простое - взять и сжечь библиотеку. Вторая форма вандализма сложнее. Она заключается в неправильном истолковании культуры. Третья сводится к такому обучению людей, при котором они не могут осваивать культуру.

Простой пример. Студенту первого курса филологического факультета задают вопрос: «Где распространены языки американских индейцев». Молодой человек отвечает: «В Африке». Это психология человека, который сдал ЕГЭ, он уже никогда не сможет учиться. Новое поколение агрессивно неспособно осваивать культуру. И, если наше правительство заявляет, что мы должны развиваться, система отбора из школы в вуз, должна меняться. Ведь она формирует все обучение.

 

После запятой

 

Именно вуз должен определять направление обучения в средней школе.

Я не буду говорить о коррупции - шумы бывают в любой системе. Вопрос в том, что настоящий экзамен всегда принимается неформально. Я понимаю, что экзаменуемый может допустить ошибки, мне важно видеть, что человеке понимает структуру предложения. А, если не там поставит запятую, мы об этом поспорим.

Вот если студент ставит знаки препинания автоматически, я еще подумаю, готов ли человек мыслить в этой области? Ведь развитие страны зависит от инициативы и мышления человека, его способности создавать новые идеи.

 

Человек эпохи вырождения

 

В советское время происходил набор в вузы после армии или с производства. Про это рассказывали много анекдотов, но такой подход менял стартовый уровень поступающих.

У меня отец работал в МГУ, бабки учились здесь же, я с семи занимался с ними французским и немецким языками. При этом не считаю себя особенно способным человеком - вопрос ведь не в стартовом уровне, а в том, чтобы отбирать способных. На это была нацелена советская система образования. Люди из простых, простите за выражение, семей оказывались более творческими личностями, чем те, у кого родители, бабушки и дедушки были интеллигентными людьми. И именно это дало стране возможность быстро развиваться. А там, где отбор элиты происходит из элиты, эта элита вырождается.

 

Склонность к перемене мест

 

Главное и второстепенное поменялись в нашей системе образования местами. И произошло это далеко не случайно, уверен профессор МГУ, доктор филологических наук Дмитрий Павлович Ивинский.

ЕГЭ начиналось с требования абсолютной открытости и прозрачности. И Ломоносов должен приехать из Холмогор, и непонятная кухня вступительных экзаменов исчезнуть. Но все это очень быстро обернулось абсолютной закрытостью даже элементарной статистики.

Когда предлагается новация, затрагивающая интересы всего общества, важно понять, в какую структуру она включена. С моей точки зрение, с введением ЕГЭ произошло деструктивное перераспределение приоритетов, причем очень простое. В советский период главной считалась подготовка и переподготовка учителей, потому что «кадры, овладевшие техникой, решают все». В ходе, так называемой, реформы на первый план был выдвинут итоговый экзамен. Теперь у нас работает странный механизм, в котором несущая ось выброшена, а вспомогательная поставлена на главное место.

При этом запускаются дополнительные процессы: массированно закрываются школы в провинции, учителей нужно меньше, поэтому признаются неэффективными пединституты. То есть речь идет не о каком-то одном вбросе, а о системе мероприятий, и осуществляется она сразу на нескольких уровнях.

 

Наука, которую мы потеряли

 

Система образования должна перестать готовить финансистов и сосредоточиться на настоящих науках и технологиях. Результат такой реформы будет очевиден уже через шесть лет.

На ее проведении настаивает ректор МГУ Виктор Садовничий.

«К 2020 году, если всё будет без резких провалов и революций, при упорной работе российская наука сможет выйти на прежний уровень, блистать, как это было в лучшие годы - уже этим образованием  - технологическим, инженерным, естественнонаучным. Если не будет каких-то серьёзных управленческих ошибок, мы снова займём ведущее место в мире в области технических исследований», - убежден Виктор Антонович.

Ректор МГУ предсказывает, что многим российским вузам предстоит реформирование, причём коснется оно в первую очередь технических и естественнонаучных учебных заведений, потому что именно в них закладывается будущее российской науки. «Мы должны когда-нибудь покончить с этаким торговым своим блеском, мы должны производить технологичные товары - нам пора браться за это, мы это потеряли», - объявляет Виктор Садовничий.

 

 

Александр ЯЦУРЕНКО

К списку публикаций

On-line газета

RSS Лента новостей о работе
Rambler's Top100
© ООО Издательский дом "Профессия", 2014.