Санкт-Петербург Вакансий : 1271Резюме : 45
Разместить вакансию в газету
Разместить вакансию на сайте
Разместить резюме

Без нас мир рухнет

газета «ПРОФЕССИЯ» № 44 (1770) /23.04.2014 - 25.04.2014/


 

Там скучно и страшно

 

 - Наш театр – частная компания, не имеющая ни копейки ни государственных, ни, увы, личных инвестиций. Мы относимся к малому бизнесу, хотя продукт у нас специфический – театральный спектакль.

- И как в вашей работе соотносятся бизнес и творчество?

 - Их противостояния не может не быть – любой организм хочет кушать. Я скажу страшную вещь: все современные проблемы от лени. Когда я пришла в театр, зал пустовал, спектакли давались для трех зрителей, их было не нагнать. Я собирала зрителей по социальным сетям, через знакомых знакомых, в конце концов мест в зале стало не хватать – люди сидели на полу.

- Наверное, это непростая задача собрать зал.

- Конечно, люди перестали ходить в театр. Им там скучно и страшно. Когда-то зрители были избалованы советским периодом, а сейчас смотреть стало почти нечего.

 

Мы не червонцы

 

- Вы называете спектакли товаром. Неужели они так мало отличаются от канцелярских принадлежностей или рекламных мест?

- Разница есть. Здесь я люблю то, что продаю, разбираюсь в этом. А я чем только не торговала в жизни: справочно-правовыми системами, приборами для видеонаблюдения, работала оператором в колл-центре. Но именно здесь мне не стыдно, потому что я знаю, какого качества наши спектакли, вижу с какими глазами выходят из зала зрители. Хотя мы, конечно, не червонцы, чтобы всем нравиться.

- Но вам ведь приходится навязывать свою продукцию, это неизменный принцип продаж.

- Алгоритм всегда один: мысленно составляешь презентацию, предусматриваешь все возможные возражения. В этом смысле нет ничего нового. Откаты у нас тоже есть: я прихожу в не самую благополучную школу, предлагаю распространить билеты, отдаю учителям билет по 400 рублей и говорю: «Все, что сверху ваше». Не вижу в этом ничего ни дурного, ни рваческого, ни криминального.

 

Кто не понял, тот дурак!

 

- Скажите, а для государства есть какая-то разница между театром и ларьком?

- Боюсь, что да. И не в пользу театра. Культура сейчас не нужна никому – нужна имитация, попса, коммерческие проекты, независимо от их качества. В результате связь времен между советским периодом, который был золотым для театра, наводят такие независимые коллективы как наш.

Все держится только на энтузиазме. У меня еще есть надежда на совесть сотрудников государственных театров, тем более, что там платят стабильные зарплаты, но ее все меньше и меньше.

- И в чем причина вашего пессимизма.

- Вся ситуация развращает. Идет игра в одни ворота: главреж что хочет, то и воротит. Вот недавняя премьера Юрия Бутусова. «Три сестры», идет монолог Маши,  звучит чеховский текст, в это время Вершинин, ни слова говоря, зачем-то раздевается до трусов. Объясните мне, что это значит?

- Возможно, именно это как-то связано с продажами?

- Да, это востребовано. Это муссируется, тиражируется, воспевается театроведами как искусство для умных. Кто не понял, тот дурак!

 

Побольше петросянства

 

- А как же творческий поиск?

- А почему за государственный счет? Почему на деньги налогоплательщика, скажем, Андрей Могучий (руководитель БДТ) может в полный рост демонстрировать свои гениальные идеи?

- А вам, как администратору, не выгоднее, чтобы театр был более эпатажным? Раз именно это привлекает зрителя?

- Мы и так эпатируем. Но не бьем ниже пояса, не напускаем квазиинтеллектуального тумана, не раздеваем персонажей. Хотя можно пойти по пути «Comedy Club», добавить побольше петросянства, красивых девочек. Но это отупляет.

- Артистам при таком подходе хватает на жизнь?

- Некоторые подрабатывают. Официантами, например. Это быстрые деньги и возможность выстраивать график под репетиции.

 

Без нас мир рухнет

 

- Вы ведь оканчивали театральный, владеете актерским мастерством. Это помогает при деловых переговорах?

- Нет, в таких ситуациях актрису лучше отключить, с точки зрения нормального человека искренность хороша только на сцене. Если я в ходе работы сталкиваюсь с  хамоватым типом, то, как администратор, могу поступиться принципами – меня ведь интересуют продажи. Если в жизни покажу, как положено на сцене, что на самом деле переживаю, начнется драка. А в бизнесе выигрывает тот, у кого нервы крепче.

- Не обидно расходовать многолетние бизнес-наработки на занятия искусством?

- Я сделала фантастическую карьеру в коммерции. С нуля, в 35 лет. Я высокооплачиваемый специалист, но зачем все это если есть театр? Спектакли дают прибыль, на жизнь мне хватает. А наша работа -  то, без чего мир рухнет. Ведь энтропия растет, а человечество тупеет.

 

Пациент скорее жив

 

В России конкуренция не дает положительных результатов, но в Петербурге она несколько улучшает климат.

К такому выводу пришло правительство города, рассмотрев итоги реализации Программы развития конкуренции в Санкт-Петербурге на 2011—2015 годы. Глава Комитета по развитию предпринимательства и потребительского рынка Эльгиз Качаев отметил, что аналогичная федеральная программа была признана неэффективной, а региональная, тем не менее, способствует улучшению предпринимательского климата. По мнению недавнего бизнесмена, а теперь чиновника, созданию комфортной  предпринимательской среды в Петербурге мешают «высокая налоговая нагрузка, избыточный контроль, дорогая аренда, затягивание согласований, а также большое количество инстанций, в которых их нужно получать».

«Состояние пациента тяжелое, но стабильное», - коротко описал ситуацию Эльгиз Качаев.

 

Александр РАССКАЗОВ

К списку публикаций

On-line газета

RSS Лента новостей о работе
Rambler's Top100
© ООО Издательский дом "Профессия", 2014.