Санкт-Петербург Вакансий : 1113Резюме : 48
Разместить вакансию в газету
Разместить вакансию на сайте
Разместить резюме

Двадцатый балл

газета «ПРОФЕССИЯ» № 112 (1838) /06.10.2014 - 08.10.2014/


Специалисты Федерального института педагогических измерений (ФИПИ) опубликовали первые возможные критерии оценки итоговых школьных сочинений. На сайте Рособрнадзора появился поясняющий текст:

«Планируется, что сочинение будет оцениваться по пяти параметрам: соответствие теме, аргументация и привлечение литературного материала, композиция, качество речи, грамотность».

Планируется, что при выставлении одной из двух возможных оценок (зачет или незачет) будет учитываться и объем сочинения. Чиновники рекомендуют укладываться в 350 слов, считая служебные. Если слов окажется меньше двухсот пятидесяти, работа будет признана невыполненной. Максимальное число слов в сочинении не устанавливается: в определении объема своего сочинения выпускник должен исходить из того, что на всю работу отводится 3 часа 55 минут.

В Рособнадзоре заверяют, что критерии успешно прошли экспертизу, были протестированы в регионах и согласованы с советом по вопросам проведения итогового сочинения. Для вузов критерии носят рекомендательный характер.

 

Школьник не читатель

 

Современный школьник – писатель, автор тысяч записей в социальных сетях и на интернет-форумах. И система образования должна учитывать эту особенность – использовать ее или форсировать.

Эту и другие проблемы преподавания русского языка и литературы в школах и вузах обсуждают ведущие ученые и педагоги страны.

 

Доктор филологических наук Гасан Гусейнов:

Джентльменский набор

 

В советское время начитанность была синонимом образованности. Потом наступило время, когда личный активный житейский опыт просто не оставляли времени на тотальное чтение джентльменского набора канонических текстов. Эти требования продолжают действовать только в очень узком социальном сегменте. Массовый человек оставлен сейчас без литературы или почти без литературы. Вместо нее идет вал бездарных пустышек. Если школьный учитель литературы сумеет своих учеников хотя бы научить, где проходит граница между литературой и ее муляжом, честь ему и хвала. Но это трудно: для этого нужно освоить разные методы анализа текста, уметь показать, как сделано литературное произведение, и не с помощью Бахтина на примере Достоевского, а на произведениях новейших писателей. Таких учителей еще надо подготовить…

А как, если ваши школьники уже стали писателями?

 

Кандидат филологических наук, профессор факультета филологии НИУ ВШЭ

Екатерина Лямина:

Здесь нужно рыть

 

Проблема, которая нами наследуется от школы, это проблема навыка чтения у вчерашнего школьника. Было бы хорошо, если бы, например, человек понимал, что в то время, когда начал писать Пушкин, в Англии уже начинал писать Диккенс. Очень важно понимать, что в какое время происходило, то есть уметь проецировать русскую литературу на ряды других литератур. Но этого, к сожалению, практически нет. Только в редких случаях, которые с радостью приветствуются.

Еще одна проблема, о которой стоит сказать, это проблема терминологии, инструментария. Зачастую бывший школьник как собака - нюхом чувствует, что в определенном месте текста что-то очень интересное, что здесь нужно рыть и тогда что-то найдется. Что-то такое, что ведет вглубь текста и расширяет его понимание. Но ему не хватает слов, терминологии, чтобы это сформулировать. Так многие вещи пропадают, потому что их не могут перевести на язык научного описания. В школьных учебниках это есть, но этого нет в абитуриентах. В учебниках есть терминология: что такое строфа, стих, как делятся стихотворные размеры, как они определяются, что такое эпопея, что такое элегия и тому подобные вещи. Они кажутся рутинными, но в то же время они очень нужны, чтобы говорить не «вообще», а говорить конкретно.

Понятно, что школьное образование имеет несколько другие цели и не может от них отрекаться, но иногда ему было бы полезно переворачивать подзорную трубу и вместо дали смотреть вблизь.

 

Заместитель директора Института русского языка имени В.В. Виноградова РАН, доктор филологических наук Владимир Плунгян:

Лингвистам больно читать

 

Ситуация со школьным русским без преувеличения катастрофическая. Деградация была многолетней и непрерывной, и сейчас, в эпоху ЕГЭ, она, кажется, достигла максимума.

Проблем тут очень много, попробую выделить то, что, с моей точки зрения, хуже всего. Изучение русского языка в школе по большей части не только бесполезно, но и прямо вредно. Оно бесполезно потому, что львиная доля сведений, сообщаемых ученикам, никак не помогает достичь основной цели преподавания русского языка: овладение навыками грамотной письменной речи в соответствии с принятой в обществе литературной нормой. А вредно оно потому, что создает у школьников иллюзию, будто то, чему их обучают, как-то связано с наукой о русском языке, с наукой о языке вообще - и с гуманитарной наукой вообще. Бессмысленные, косноязычные, расплывчатые, противоречивые, устаревшие и просто неверные утверждения встречаются в учебниках русского языка на каждой странице; и в современных учебниках их стало еще больше, чем в старых. Лингвистам стыдно и больно это читать. Профессиональные языковеды в ужасе от всех этих классификаций предложений по цели высказывания, приставочно-суффиксальных способов словообразования, типов сочинительной и подчинительной связи и т. д., и т. п. Поверьте, это не имеет к современной науке о языке ни малейшего отношения. Это или бессмысленная чепуха, или давно устарело. И умный, живой, одаренный ребенок, не осиливший эту схоластическую мертвечину, мало того, что получает психологическую травму, он теряет возможность поступить в вуз.

Александр ЯЦУРЕНКО

К списку публикаций

On-line газета

RSS Лента новостей о работе
Rambler's Top100
© ООО Издательский дом "Профессия", 2014.