Санкт-Петербург Вакансий : 1096Резюме : 24
Разместить вакансию в газету
Разместить вакансию на сайте
Разместить резюме

Маша и Медведев

газета «ПРОФЕССИЯ» № 104 (1089) /14.09.2009 - 16.09.2009/

Президент Дмитрий Медведев продемонстрировал замечательное знание проблем высшей школы. Он даже рассказал о смешной зарплате, которую получал, работая в университете. А вот состояние современной российской культуры и пути выхода из кризиса наиболее точно описала  преподаватель философии из СПбГУ.

 

Без мандража

Мы еще пока не сделали качественного рывка, признался Дмитрий Медведев в интервью о системе высшего образования, данном «Вестям недели»,  хотя за последнее время нам кое-что удалось. В первую очередь Дмитрий Анатольевич имел в  виду успехи федерального проекта "Образование".

В числе проблем, которые предстоит решить, президент назвал неравноценность вузов: «У нас существовала и сейчас существует очень серьезная разница в образовании между, скажем, столичными городами и некоторыми другими региональными центрами».

«Мы уже не в столь сложной ситуации, какой она была, допустим в 90-е годы, когда наши преподаватели не получали практически никаких денег, - отчитался Медведев. - Я сам, помню, начинал работать в университете с просто абсолютно незначительной, смешной зарплаты, по-моему, эквивалентной десяти долларам, и практически были разрушены основные курсы во многих учебных заведениях либо приходилось все это собирать на живую нитку, создавать что-то новое, особенно это касалось гуманитарного образования».

«…В высших учебных заведениях мы все-таки смогли создать такую ситуацию, когда наиболее передовые вузы получили довольно приличные ассигнования из бюджета», - рассказал Медведев и напомнил, что сейчас в образовательной системе в год тратится порядка триллиона 800 миллиардов рублей.

«Это, конечно, беспрецедентная сумма, если сравнивать такого рода расходы с ситуацией в 90-е годы».

Кроме того президент сказал, что завидует тем абитуриентам, которые поступали в вуз, сдавая ЕГЭ. Именно такая система, по мнению Медведева, может максимально эффективно противостоять коррупции и одновременно преодолевать «мандраж перед экзаменами».

 

Изменился набор базовых навыков

А вот мнение Марии Могилевич, кандидата философских наук, преподавателя СПбГУ:

- После реформы все изменилось. К нам впервые пришли дети, которых мы ни разу не видели.

- И какие они?

- Самое приятное в современных студентах то, что у них хорошо работает голова. Правда, они не хотят ей пользоваться. Скорость обработки информации высокая, а информации поступает не всегда много. Поэтому общение со студентами всегда обоюдополезное – они в ответ на информацию выдают способ обработки, с которым ты раньше не сталкивался.

- То, что они быстро соображают, - это признак поколения или просто свойство возраста?

- Я прогрессист, я  считаю, что каждое поколение лучше предыдущего. Но объективно в их возрасте все усваивается лучше, у них система восприятия более гибкая.

- Преподаватели чаще ругают студентов, говорят, что школа их не готовит к высшему образованию, и первые два года в вузе приходится тратить на повторение школьного курса.

- Когда я преподавала в Гуманитарном университете профсоюзов, там студенты были более разноплановые, действительно казалось, что детям не хватает самых азов. Курс русской философии приходилось начинать с курса русской истории. Дети с  трудом представляли, на какой век пришлось правление Петра I, когда было крещение Руси, и в какую религию ее крестили. Но эффект хороших, еще рабочих мозгов не пропадает.

Дети явно хуже умеют излагать свои мысли письменно, у них слабее развита логика. При этом я не могу сказать, что они поглупели. Просто изменился набор базовых навыков.

- Что встало на место логики и умения писать?

- Современные студенты лучше владеют иностранными языками. То, что лучше разбираются в вычислительной технике, это понятно.  Мои учащиеся всегда хорошо ладили с графическими образами, масс-медийщики вели свои конспекты в рисунках.

У них легче идут синтетические жанры, им сложно удерживаться в рамках одного только текста или рисунка.

- Традиционно русская культура в большей степени, чем, например, европейская, строилась на словах, а не на зрительных образах. Такое внимание к картинкам не опасно для нашего мировосприятия?

- Я не думаю, что на данном этапе есть вещи, опасные для русской культуры. Страна явно находится на кризисном этапе. С одной стороны, люди дезориентированы, с другой, идет активное усвоение новых форм общения, самовыражения. Сейчас мы можем переварить большое количество явлений, приспособить их под себя. Трафареты не выработаны – их и сломать невозможно.

- Современные студенты участвуют в  этом процессе?

- Честно говоря, прекрасной картины, описанной в классической русской литературе, когда студенты интенсивно думают о судьбах родины, я не наблюдаю. Но неравнодушные студенты есть.

- Их много?

- В самый раз. Было бы больше, пора было бы пугаться.

- Впервые в петербургские вузы поступило больше приезжих абитуриентов, чем местных. Чем это грозит?

- Никакой потенциальной опасности я  в иногородних студентах не вижу. Единственная проблема, куда деваются потенциальные петербургские студенты? Я сомневаюсь, что они едут учиться в другие города. Значит, они не учатся в принципе. Кроме этого, меня ничего в такой ситуации не беспокоит.

Александр ЯЦУРЕНКО

К списку публикаций

On-line газета

RSS Лента новостей о работе
Rambler's Top100
© ООО Издательский дом "Профессия", 2014.