Санкт-Петербург Вакансий : 1271Резюме : 33
Разместить вакансию в газету
Разместить вакансию на сайте
Разместить резюме

Место, где человек раздевается

газета «ПРОФЕССИЯ» № 114 (1099) /07.10.2009 - 09.10.2009/

Хорошо с самого начала знать, что тебе нужно. И еще лучше найти в себе силы посвятить жизнь именно этому. У директора дома модной одежды Ирины Селюты все сложилось именно так. Когда-то она вместо Консерватории пошла поступать в областной техникум и с тех пор ни разу не пожалела об этом.

 

Это невозможно сделать!

- Я выбрала профессию модельера еще в детстве. Наверное, все девочки любят играть в куклы, шить им наряды, но у меня эта любовь была ярче выражена. Я закончила музыкальную школу по классу фортепиано, мама хотела, чтобы я поступала в консерваторию. И, когда после десятого класса, окончив школу почти на отлично, я пошла в 231 швейное училище в  Гатчине, это стало трагедией для семьи. Но я до сих пор считаю, что это самый чудесный выбор в моей жизни.

- Мало кто так отзывается о технических училищах.

- Учителя каждый год приглашают меня на выпускные зачеты, и я каждый раз отмечаю, что школа преподавателей, которые преподают свои навыки, осталась прежней. Они мастера высшего класса, им надо памятник ставить.

- И чему вас там научили?

- Чувствовать материал, разбираться в оборудовании. Ведь успех отчасти заключается в том, что я как руководитель, могу не просто проверить работу любого специалиста, я могу показать приемы. Мне говорят: «Это невозможно сделать». – «Нет, давайте я покажу, как это возможно сделать!»

 

Все знают, как шить

- Но ведь знание принципов продаж и закупок для руководителя не менее важно?

- Бывает, людей интересуют только выгодная продажа и закупка сырья. Это западный подход…

- У вас все не так?

- Наша компания небольшая, мы действуем в рамках студии, у нас постоянно работают 12-15 человек, отношения складываются семейные. И мы рады взаимному общению с работниками.

- Насколько такая атмосфера важна в  вашей работе?

- Модный салон это место, где человек раздевается. Здесь должна быть атмосфера, где он готов это сделать, чтобы померить одну вещь, другую. И получить дружеский совет.

Наверное, все знают, как шить. Нитка, иголка, машинка, ножницы разные… Но от того, насколько специалисты знают все нюансы, зависит уровень профессионализма.

Когда я закончила училище с высшим званием закройщика, мне казалось, что я все знаю. Прошло десять лет, прежде чем я поняла, что, как сказал Сократ, я знаю, что ничего не знаю.

 

Да получишь ты свои ткани!

- Расскажите, чем вы занимались после училища?

- Работала закройщицей в ателье. Потом мне предложили возглавить театр моды в том же училище. Я поняла, что театру нужна какая-то поддержка, нужны ткани, и написала письмо в областной отдел легкой промышленности. Меня пригласили на встречу в Комитет, выслушали и отвели к директору «Невской мануфактуры». Это известное предприятие, оно выпускало шерстяные ткани. А потом сотрудница комитета, с  которой я пришла, говорит директору: «Вы меня просили человека, я вам его привела».

- И что вам предложили?

- Основать и возглавить экспериментальный цех, в котором бы из новых тканей мануфактуры формировалась коллекция, которую можно было бы представлять швейникам. Идея прекрасная! Представители производства могут увидеть ткань в модели, оценить пластику, цветовую гамму и так далее.

- А вы что?

- А я говорю: «Я пришла за другим. Мне нужны ткани для театра». А директор мне: «Да получишь ты свои ткани! Я тебе большее предлагаю». Думала две недели, но решилась.

Это как раз пришлось на время, когда я получала диплом.

 

Амбиции и возможности

- Вы тогда параллельно учились?

- Да, на вечернем в академии сервиса, тогда она называлась Московская академия сферы обслуживания, нынешний СПбГУСЭ.

- А туда вы почему пошли?

- В России дизайнеров готовили два вуза. Причем Университет текстильной промышленности (теперь Университет технологии и дизайна) только для производства. А наша академия – для домов моды. Одно дело, когда ты работаешь на поток, другое, когда происходит спокойное творческое развитие. Работа с частным клиентом – замечательный способ напрямую выразить свои амбиции и возможности.

- Какой факультет вы закончили?

- Художников-модельеров. Туда коллектив преподавателей набрали совсем молодой, и они нам давали свободно развиваться. Мы, кстати, с нынешним ведущим модельером нашего дома Лилией Кисиленко тогда и познакомились. А на последних курсах совершенно забросили учебу, работать стали.

И вдруг встретили преподавателей на выставке. Они говорят: «Вы где? Вы что? У вас же диплом.» Мы говорим, что, наверное, будем брать академку. Преподаватели нас не отпустили, закрыли глаза на многие незачеты, несданные работы, сказали: «Главное у вас есть, делайте диплом». Сейчас мы единственные из группы продолжаем профессиональную деятельность.

 

Из кризиса на руках

- И одновременно с окончанием обучения вы попали на «Невскую мануфактуру»?

- Да, последний курс, надо строить цех, организовывать демонстрационный зал. Это был очень хороший опыт. На фабрике работает две тысячи человек, есть строительный отдел и конструкторское бюро. И мы планируем все вместе с ними.

Через три месяца стали выходить первые образцы наших моделей. Лилия занималась творческой частью, я организационной. И мне помогало образование художника-модельера – ведь даже мастера, которые у нас шьют это не швеи, это портные с высокой квалификацией, со своими профессиональными амбициями. У нас не просто производство, руководство  должно чувствовать, как себя повести.

Потом начался отклик прессы, в нашу студию, через проходную, стали приходить Ирина Понаровская, Клара Новикова, много других интересных людей, которых привлек наш стиль.

- Как сложились ваши дальнейшие отношения с «Невской мануфактурой»?

- За неделю до кризиса 98 года мы поняли, что нужно отсоединяться. Фабричные зарплаты были очень маленькие, мы теряли мастеров и хотели изменить ситуацию.

Арендовали новое помещение, поставили машины. А потом наши покупатели вынесли нас из кризиса на руках. Любой экономический кризис очень положительно сказывается на внутреннем рынке. Понятно, что импорта будет меньше, даже китайского, а зарплата, самая затратная часть в стоимости изделия, исчисляется в рублях.

- Но ведь и производство активно переносится на восток.

- Сейчас многие швейники и текстильщики  - и из России и из Европы - уходят в Китай. Но оборудование, на котором делают ткани, не может долго простаивать. Провисают оси, его потом не восстановить. А мы инвестируем средства в китайский рынок, теряем свои кадры. Причем у китайцев цена уже тоже не маленькая. Минутная выгода заводит многие предприятия в никуда. А задача руководителя – не только решать острые сиюминутные проблемы, но и думать, как решение отзовется дальше.

Александр ЯЦУРЕНКО

К списку публикаций

On-line газета

RSS Лента новостей о работе
Rambler's Top100
© ООО Издательский дом "Профессия", 2014.