Санкт-Петербург Вакансий : 1288Резюме : 31
Разместить вакансию в газету
Разместить вакансию на сайте
Разместить резюме

Тайна записной книжки

газета «ПРОФЕССИЯ» № 137 (1122) /30.11.2009 - 02.12.2009/

Героями статей и книг чаще становятся люди, сделавшие успешную карьеру или создавшие прибыльный бизнес. Они формируют наше представление о том, насколько эффективен тот или иной принцип действия.

 

Но, к  сожалению, множество людей, стремившихся к успеху, подходят к середине жизни с очень скромными результатами. И это заставляет сомневаться в большинстве рецептов правильной карьеры.

За 35 лет Дмитрий Стрельников сменил больше десятка профессий, ни в одной не добился многого, но идеально воплотил судьбу своего поколения – людей, родившихся в середине 70-х и захваченных всеми водоворотами новейшей истории России.

 

Принц библиотеки

- Моя трудовая деятельность началась в библиотеке имени Ломоносова, там я составлял каталожные карточки. Я тогда учился в седьмом классе, работал летом, хотел скопить денег на магнитофон.

Потом я вернулся в эту же библиотеку, уже ночным сторожем. Там стояли 286-е, по тем временам самые передовые ПК, я играл по ночам в авиасимулятор «F-19» и «Принца Персии». С этого и началась моя работа с компьютерами. Я даже отмечал в библиотеке новый год: включил все лампочки сигнализации, но отключил их от отделения милиции. Разноцветные огоньки очень красиво мигали. К сожалению, из библиотеки меня потом уволили.

 

Кто убил Лору Палмер?

- В 18 лет я стал отделочником. Платили нам отвратительно мало, зато научили пить – в обед самых молодых гоняли за водкой. Я ушел с этой работой, когда мы зимой ремонтировали сгоревшее отделение милиции – там было холодно, пахло гарью, а нам не давали денег.

Что характерно, потом я вернулся на эту работу, но ненадолго – по утрам начали показывать сериал «Твин Пикс», мне снова пришлось уволиться.

 

Равняется четырем пачкам

- Потом я торговал дешевой водкой в больших количествах. Это был очень прибыльный бизнес, но мы с компаньоном его как-то бестолково вели. Скопить денег не получилось, хотя в те времена я ездил исключительно на такси. Тогда же приобрел первый сотовый телефон – огромный, размером с четыре пачки сигарет. На развитие бизнеса денег уже не оставалось, да и развивать его было достаточно опасно – любое расширение было чревато либо конфликтом с законом, либо столкновением с бандитами.

Я занимался водкой три года, зарабатывал в месяц не меньше полтора тысяч долларов (это были 92-95 годы), разумеется, не все, что мы делали было законно – в те времена вообще ничего не делалось легально. А потом поступил сигнал: наш человек в милицейских кругах сказал: «Ребята, все, вам пора закрываться».

 

«Беломор» и пельмени

- Потом я два года ничего не делал – оставались сбережения с прежних времен - занимался музыкой, еще какими-то странными проектами. А летом 98-го пошел работать в обувную мастерскую. Она находилась рядом с домом, там освободилось место ученика, а за работу два через два платили 400 долларов в месяц – тогда это было приемлемо.

Но не успел я  проработать и месяца, как наступил август, деньги обесценились, 400 долларов превратились в 100. Зарплаты за два дня стало хватать только на «Беломор» и пельмени.

Зато я научился достаточно хорошо делать обувь. У нас была очень серьезная техническая база: пневмомолотки, другие станки. Я  с тех пор несколько раз думал о том, чтобы заняться обувью, но работать на кого-то бессмысленно: 80% денег достаются хозяину. А открывать мастерскую самому не хочется – получится просто бизнес для зарабатывания денег, это мне неинтересно.

 

Костыли и крючья

- После обувной мастерской я занялся производством костылей и крючьев. Это крепежные элементы для кровли. Над каждым домом с жестяной крышей торчат Т-образные штучки, которые поддерживают козырек – это костыли. А крючья поддерживают навесы, благодаря которым снег не падает на головы прохожим.

Однажды ко мне пришел товарищ, спросил, чем я занимаюсь. Я ответил: «Ничем». И мы начали заниматься металлическими изделиями – посвятили этому года четыре.

Поначалу мы оба занимались всем, потом товарищ взял на себя административную работу, а я закупал металл и налаживал технологический процесс. У меня было трое подчиненных, но иногда приходилось рубить металл самому.

У нас были даже городские заказы, но все делалось на базе ПТУ, полулегально, мы имели дело с жадными старшими мастерами, которые пытались откроить дополнительную арендную плату – еще та была клоака.

Потом мы начали делать кронштейны для водостоков, которые устанавливались в коттеджах. Эта продукция стоила гораздо дороже, и люди, с которыми пришлось работать, были интеллигентнее. Но на определенном этапе наступил спад в заказах, мы с компаньоном решили больше металлом не заниматься.

 

Продавец воздуха

- Потом я нашел дело, которым занимаюсь и теперь. Мои товарищи, которые занимались интернет-обеспечением, сказали, что есть гениальная идея, которую надо бы реализовать. Я нарыл под нее денег. Мы планировали сделать видеохостинг – службу для хранения и демонстрации видео в Интернете, наподобие «YouTube», планы были наполеоновскими, но все встало колом. Сначала выяснилось, что  мы неправильно деньги подсчитали, потом нам закрыли финансирование, потом упал сервер. Пришлось выкарабкиваться из ситуации безо всяких ресурсов.

Я стал организовывать интернет-трансляции разных событий, и сейчас мое дело интенсивно развивается.  Я могу снимать репортажи в любой точке, где есть Интернет, и выдавать их на любой сайт, в социальную сеть и так далее. Это, по сути, веб-телевидение. Оно обходится достаточно дорого: только программное обеспечение стоит пять с половиной тысяч долларов. И железка должна быть достаточно мощной, чтобы выдержать большое количество просмотров.

В ближайшем будущем интернет-вещание уничтожит обычное телевидение. Но я в технологии глубоко не вникаю, а стараюсь привлечь людей, которые до меня во всем разобрались.

 

Есть такая профессия!

- Смена деятельности у меня происходит хаотично, это броуновское движение. Либо возникает жизненная необходимость, например, в деньгах. Либо что-то оказывается настолько интересным, что этим хочется заниматься.

Мне действительно нравится нынешняя работа, а еще та, на которой я ремонтировал обувь. Спокойно сидишь в  подвале, точишь ботинки с каким-нибудь хорошим товарищем, слушаешь радио. Хорошо работать руками, когда ничто тебя не напрягает.

Я абсолютно не знаю, чего хочу добиться через пять лет. Когда-то мне казалось, что знаю: красивую большую машину, яхту, «барабан и щенка бульдога» - это из переводов Гоблина. А потом все это отошло на второй план, как какие-то декорации. Счастье не зависит от того, что у тебя есть.

Когда мне нужна работа, я просто открываю записную книжку: у меня очень много друзей, которые работают в самых разных сферах, причем у всех авантюрный склад характера.

Есть такая фраза: «Хороший человек – не профессия», а я считаю, что профессия.

Александр ЯЦУРЕНКО

К списку публикаций

On-line газета

RSS Лента новостей о работе
Rambler's Top100
© ООО Издательский дом "Профессия", 2014.