Санкт-Петербург Вакансий : 1096Резюме : 23
Разместить вакансию в газету
Разместить вакансию на сайте
Разместить резюме

Екатерина Мекрюкова: Оно есть и работает

газета «ПРОФЕССИЯ» № 11 (1144) /03.02.2010 - 05.02.2010/

Название профессии этой хрупкой девушке звучит очень мужественно: инженер по надежности. И действительно, Екатерина отвечает за то, чтобы на территории всей нашей страны работали электростанции, ездили танки и летали самолеты. А главное, даже зная о всех возможных дефектах в жизненно важных механизмах, не боится ими пользоваться.

 

- Екатерина, скажите, надежность в приложении к вашей профессии - это ведь не человеческое качество?

- Надежность - это свойство объекта сохранять функциональность в течение некоторого времени. Для определения других характеристик машину, например, проверяют на устойчивость к ударам, коррозию и так далее. А надежность гарантирует, что устройство в течение некоторого времени не сломается.

- А конкретно вы чем занимаетесь?

- Я пытаюсь предположить, сколько пролетает самолет или проработает двигатель. Есть еще проекты с военной техникой, у нас был тульский танк. Но я не буду рассказывать, что мы там насчитали.

- Название вашей профессии звучит очень романтично.

- Я не могу объяснить, что в ней романтичного. Копаешься в бумажках. Разбираешься в технической документации, извлекаешь из нее какие-то циферки, переводишь в другие, потом выдаешь отчеты.

Самое клевое - это живые проекты. Ты посчитал-посчитал, потом спускаешься в цех и видишь, что оно не просто нарисовано, оно есть и работает! А самое крутое было, когда Superjet 100 взлетел, это последний проект КБ «Сухой», мы для них рассчитывали надежность. Смотришь на самолет и думаешь: «Я знаю, с какой скоростью у тебя перегорают транзисторы».

- Летать с таким знанием не страшно?

- Был такой курьезный момент, мы работали с делегацией одного конструкторского бюро, им нужно было улетать на самолете. Все махнули рукой, сказали «ерунда», а начальник отдела проверки качества ответил: «Нет, там стоит наш двигатель, я лучше поездом поеду».

- Статистически ведь поезда опаснее самолетов.

Авиаторы так не думают. Последний большой проект, в котором я участвовала, был связан с сертификацией двигателя. В ходе одной из операций самолет развинчивается до болтиков, потом проверяется, упадет ли он, если отвалится тот или иной болтик. А потом летишь и думаешь: «Сейчас должны открыться подкрылки. С какой вероятностью они не откроются? Ага, открылись! Ладно, теперь должен сработать реверс у турбин. О, сработал!». Это, конечно, радостные моменты, когда понимаешь, что оно работает чаще, чем не работает.

Александр ЯЦУРЕНКО

К списку публикаций

On-line газета

RSS Лента новостей о работе
Rambler's Top100
© ООО Издательский дом "Профессия", 2014.